Чувство снега

Склон перевала крут, потенциально лавиноопасен, длинный, по очереди не пойдёшь, только все вместе с интервалами между восходителями. Вверху вероятны перила. Ребята ходили его раньше, и настораживает рассказ о лавинном выносе два года назад.

Снежная быль.

Эпизод 1. Хибинский. Эвеслогчорский. 5 марта 2010г.

Группа туристов из Минска и регионер из Солигорска. Стоим перед подъёмом на перевал Щель Эвеслогчорра, 2А.

Уже в багаже перевал 1Б Варткевайв  и два дня тропёжки по глубокому свежевыпавшему снегу, который только вчера перестал сыпать. Понимаем, что морозной ночи для сцепления выпавшего снега достаточно, но нет уверенного ощущения и той интуиции, которая бы говорила: «Склон точно можно идти». Каждый по своим критериям и ощущениям оценивает лавиноопасность перевала. Прокручиваем в голове информацию из личного опыта. Вокруг всё красиво: цирк, почти замкнутым амфитеатром со скальными вертикальными стенами, отделанными наметённым снегом, солнышком по верхнему его ярусу, тишина, безветрие.

Склон перевала крут, потенциально лавиноопасен, длинный, по очереди не пойдёшь, только все вместе с интервалами между восходителями. Вверху вероятны перила. Ребята ходили его раньше, и настораживает рассказ о лавинном выносе два года назад. Сейчас весь снег на склоне. Господь Бог не даёт гарантий лавиной безопасности даже не крутых склонов. Тест можно провести, только поднявшись на склон. Тесты тоже никому и ничего не должны, и отрицательный результат в одном месте не показатель для другого места. Мозг ещё не настроился получать сигналы от того что у тебя под ногами, мало времени прошло, только 2 дня.

Началось вялое обсуждение, не требующее каких-либо аргументов, а только ответ идти или обойти. Лёня Мацкевич резюмировал: «Григорьевич, ты руководитель, тебе и решать». На минуту Александр Григорьевич Лёксин задумался. «Идём в обход» — разрубил он узел сомнений. Группа двинулась к перевалу Западный Эвеслогчорр, 1А. Мы потеряли один день, прошли незачётный перевал по запасному маршруту. Остались сомнения: «А может, зря не пошли?», но время в очередной раз всё расставит по своим местам, и упущенное можно вернуть только в другой раз.

Эпизод 2. Хибинский. Спуск с перевала Географов. 8 марта 2010г.

Спуск отчаяния. При этом нет полной уверенности в том, что идём туда, куда предполагаем. Плато осталось вверху и позади. Впереди лес или даже выход в населёнку. Непройденный перевал Щель и потерянный день решили компенсировать радиальным прохождением перевала Тахтарвумчорр, 2А, с выходом на одноимённое плато и спуском с перевала Географов.

Начиналось всё солнечным утром, весёлым поскрипыванием снега под бегущими лыжами по дороге и четырёхкилометровой тропёжкой для подхода к перевалу.

Идти вверх? Идти. Надеваем страховочные системы, «кошки» на ноги, ледорубы в руки, верёвки и станционное снаряжение поближе и пошли топтать ступени. Норма пятьдесят шагов. Смена. Снег выше колена, но лежит жестко, комочки не скатываются. Ступени припечатываются на плотном нижнем фирне и не ползут. Поднимаемся, прижимаясь к скалам по левой стороне кулуара.

Метель возникла ветерком и первыми снежными зарядами. Вскоре снежок накапливаясь и собираясь вверху, побежал вниз сначала ручейками, а потом и небольшими потоками. Кроме того что пропала видимость, снег безжалостно сечёт сетчатку глаз и мешает всматриваться куда идти. Начали попадаться участки фирна (жёсткого снега) и Валера Подлисских сказал: «Коля делай перила». Дело знакомое. Достал верёвку, сделал «станцию» на ледорубах. Один конец верёвки — в Валеру, второй —  в себя, свою верёвку прощёлкнул в карабин петли. «На страхуй, я пошёл».

Не выходя на полную верёвку, увидел скальный выступ, закрепил перила. Пытаюсь докричаться, что подъём готов. С некоторого раза вижу, что верёвка нагрузилась. Пришёл Валера со второй верёвкой. Я потянул вверх вторую нитку перил. Закрепил, сблокировав лавинную лопату и ледоруб. Теперь ожидание, переминание с ноги на ногу, притопывание, чтобы согреться. Начинаем скапливаться на «станции».

Последним приходится уходить в сторону и стоять с самостраховкой ледорубом. Снегом засыпает площадку, на которой стоишь, и её приходится постоянно расчищать, чтобы не вытянуть страховки. Наконец-то Сергей Заболотный поднимается с перильной верёвкой. Затеваем суету по подготовке к выходу, он нам пытается что-то объяснять про задержки, про Женю. Его останавливаем, махнув рукой: потом всё Серёга, сейчас это не важно. Я отдохнувший бодренько топчу наверх. «Станцию» делаю на ледорубе и снежном якоре. Нагрузил, подёргал, держит. Опять пытаюсь докричаться через свист ветра. Услышали, перила натянулись. Вверху уже просматривается выполаживание. Похоже, выход на плато. Подымаюсь в три такта. Так и есть, ещё через 10 метров выхожу на плато. Совершаю несколько пробежек, начинают согреваться ноги. Вторым появляется Валера с перильной верёвкой. Крепим её и хором кричим о готовности перил. Что-то там не клеится, но через некоторое время появляется Лёксин.

Выходя на плато, я ещё застал остатки видимости, ещё что-то просматривалось, и если бы пошевелил мозгами, взял азимут на какой-нибудь ориентир. Но все мы сильны задним умом. В результате, когда последним вылез Женя Дикуссар, то остро встал вопрос: «Куда идти?»

Оставалась последняя зацепочка – оставляя слева край плато со сбросами двигаться к перевалу Географов. На всякий случай связались, чтобы первый смелее гулял по краю или если вдруг карниз.

Пошли в связке, часто путаясь и останавливаясь. Надеялись выйти на Откол, отдельно стоящую от хребта скалу с небольшой перемычкой, очень хороший ориентир. Начинало темнеть. Значит, ночуем на плато. Бивачного снаряжения у нас три коврика и спальник. У всех пуховки. Есть лавинные лопаты, значит, будем закапываться, и строить кибитку, как сказал Лёксин. Т.е. за счёт укладки снежных кирпичей под углом и внутрь получить сводчатую конструкцию. Народ данный архитектурный изыск упростил до коробки на ширину лыж, используя лыжи как потолочные балки. Стройка закипела. Стены сложили двойные. Потолок сделали в один накат, и через него по нашей «кибитке» прогуливался ветерок. Совет для тех, кто захочет повторить нашу хибару: крышу надо делать двухслойную, толщиной в полкирпича каждый, причём так, чтобы швы не совпадали и перекрывались.

Начали загружать внутрь рюкзаки и оставшееся снаряжение, которое укладывали на снег. Из оставшихся лыж сделали скамейки, застелили их ковриками. Места хватало, чтобы сидеть, тесно прижавшись друг к другу, укрыв ноги спальником. Из продуктов остался неиспользованный обеденный перекус — сало, колбаса, сушки, чая 5,5 литра, перевальная шоколадка. Перекусили, оставив наутро два термоса чая и сушки.

Часы показывали 22 часа. Понимаем, что поспать до утра не удастся. Разговариваем, постоянно приходится шевелить пальцами ног, чтобы их отогревать. Очень к месту оказались аварийные накидки, были две, только одноразовые они.

Около семи часов начало светать. Допили чай с сушками. Валера галантно преподнес Галине Зубковой «Сникерс» и поздравил с 8 Марта. Мы присоединились к поздравлениям. За стенами погода оставалась без изменений: метель, видимость до 60 метров. Одели «кошки», собрали рюкзаки, вылезли, разобрали лыжи, развалив крышу. Связались и пошли дальше вдоль левого края плато, контролируя путь по компасу. Вскоре край начал заворачивать на запад, а потом и вовсе направление стало на север. Вернулись, попытались в одном месте спускаться, но оказалось крутовато. Мы понимали, что находимся в районе перевала, но не могли попасть на его седловину. Я попросил разрешения разведать очередной возможный спуск. Сошёл метров на 150 вниз, крутовато, но реально, спуск просматривался ещё метров на 100, вроде без проблем. Быстро поднялся. Мой  доклад всех обрадовал, тянуть не стали, собрались и пошли вниз.

На спуске провесили одни небольшие перила метров на пятнадцать, а так всё ножками. Добравшись до низа цирка, стали на лыжи. Далее двигались по направлению на юг. Места незнакомые, но как минимум до зоны леса дойдём. Вскоре Валера узнал ручей, по которому в 1992 году он проходил. Стало ясно, что спускаемся мы с перевала Географов, только с другой стороны и выйдем к складам между Кировском и Апатитами.

Эпизод 3. Хибинский. Перевал Центральный Лявочорр. 12 марта 2010г.

Пройден второй перевал категории сложности 2А, выполнена минимальная программа сложности нашего похода. После потерянного дня на плато Тахтарвумчорр, была ещё и днёвка для отдыха и восстановления. Она планировалась позже. Эти три дня срезали часть маршрута через перевалы Рамзая, Ферсмана и Крестовый, до однодневного отрезка перевал Кукисвумчорр —  база КСС Куэльпорр. Далее ещё один день на переход в долину реки Лявойок, и двухчасовой подход под перевал Центральный Лявочорр.

После перевала спуск по реке Калийок к озеру Умбозеро. Перейдя озеро, попадаем в другой район нашего путешествия — Ловозерские тундры («тундры» по саамски — горы). Мы уже знали о том, что в Ловозёрских тундрах в лавине погибли четверо туристов из Бреста. На КСС нам  не рекомендовали прохождение перевала Центральный Лявочорр при наличии снежной доски на склоне.

Перед перевалом, у последних камней, обуваем «кошки» и, надевая страховочные системы, оцениваем состояние перевала и возможности  его прохождения. Есть три варианта подъема – слева к наиболее низкой точке перевала, по центру, точка выхода повыше между скалами и справа, самый высокий подъём, но и самый пологий. Слева идти по центру широкого склона, без возможности манёвра, без уверенности, что снег хорошо лежит и держится. Центральный маршрут позволяет двигаться от камня к камню, почти по прямой вверх не нагружая весь склон. Только вверху придется траверсировать шестидесятиметровый участок вдоль скал, для выхода к скальным воротам. На верхнем участке возможны перила на крутом фирновом склоне. Правый вариант выводит на гребень, по которому можно спуститься на перевал, этот вариант выглядит на категорию проще.

Обсудили варианты, выбрали центральный маршрут. Теперь придётся всё тащить на себе и ощутить на плечах полный вес добра, взятого с собой. Даже лыжи и саночки, исправно носившие нас и часть нашего груза, по дружбе придётся отнести на перевал. Всё, пошли. Ритм: оттоптал 50 пар шагов, уступи первенство другому. Погода почти идеальная, солнышко немного в поволоке облаков, лёгкий ветерок, который наверху, думаю, не будет сдувать с гребня. Снега много, колени прячутся, но лежит однородным ровным слоем. Особенно осторожно приходится проходить у камней, под снегом попадаются полости, и если в них проваливается нога, то нужно быстро ловить равновесие. При падении не улетишь, задержишься, но сам без помощи можешь рюкзак не одеть. Вес рюкзака уже начинает давить на плечи, но всё ближе скальные ворота,  выход на перевал.

Удачей оказалась небольшая мульда (яма незаносимая снегом около скал) образующую площадку, на которой можно перевести дух, и дать отдых икрам ног и голеностопам.

Последний рывок и вот он, проход между скальных стенок. Перила не вешали, первые набили в фирне ступени, и все прошли в три такта. Вот и последний из восьмёрки поднялся. Всё нормально, даже ветер наверху обдувает, а не выстуживает. Снимки на отметке перевала — пройден ещё один рубеж.

Понимаем, что в очередной раз смогли, опять что-то себе доказали. И остальным, что ещё есть тот, кто согласен терпеть и тяжесть и холод, идти на риск, и встать на вершине или перевале в полный свой человеческий рост, улыбнувшись остатками сил в объектив  фотоаппарата.

Сегодня остаётся спуститься в зону леса. До конца путешествия 5 дней.

Эпизод 4. Лавозёрский. Спуск с перевала Северный Тавайок. 15 марта 2010г.

Вчера погода подарила нам замечательный солнечный день, который и ознаменовался траверсом половины Лавозёрской подковы. Поднялись по склону на пер. Геологов и прошли 10 км хребта с восхождением на вершины Кедыквырпахк (1118 м), Ангвундасчорр (1120 м)

и выходом на седловину пер. Северный Тавайок. Из происшествий дня – час движения по азимуту при видимости 80 м в облаках, но к нашей чести, вышли точно в заданную точку. На перевале, вокруг палатки поставили стенку из снежных кирпичей. Отличная защита от ветра. Тревожно за погоду, которая завтра нас ожидает.

Опасения наши погода оправдала полностью. Уже с подъёма засвистел ветер, и не теряя времени на завтрак, быстро собравшись, мы начали спуск. Пустота желудка нисколько не согревала, да и спуск не простой. В некоторых местах участки фирна чередовались с глубоким снегом и крутым для туристских лыж углом склона. Саночки сдёргивали или, догоняя, подбивали под коленки. Падали, поднимались, продолжали спускаться. Ветер продувал восходящими потоками почти насквозь. Мерзли руки и ноги без завтраковых калорий. Ниже стало легче, выполаживался склон, ветер ослабевал. Съехали в зону первых берёзок, решили собраться, подождать остальных.

«Чьи это лыжи стоят?» — спросил Артём Стриго, и тут мы обратили внимание на то, что рядом  из снега торчат две пары лыж и палки.

Огляделись. Левее и выше, в метрах 30, нагромождения снега от сошедшей со склона лавины, выше линия её отрыва.

Ниже следы снегоходов и оставленное место стоянки. Можно было не отвечать, все и так поняли, что мы на месте гибели Брестской группы. Сергей с Артёмом побежали на склон, мы же ещё минуту впитывали общую картину и проносящиеся в голове мысли. Оставили вещи и тоже пошли к лавинному выносу.

На склоне были неглубокие шурфы, которые вырыли ребята, не попавшие в лавину когда пытались искать своих. Выше были шурфы побольше и пошире, с остатками снаряжения. По краям их стояли бумажные иконки. Здесь спасатели откопали погибших ребят. Все молчали, кто-то снял шапки, кто-то переходил от одного шурфа к другому, мысленно прощаясь с погибшими.

Впечатлениями не делились, знали что, тема ещё всплывёт, ещё будет обсуждаться и не раз. Артём снял всё на камеру, что-то тихо про себя комментируя.

Из души вырывался крик: «Зачем вы полезли на этот склон, надо было левее, между берёзок, тут и ёжику понятно». Теперь уже наши подсказки им не нужны.

Обсуждение было в Оленегорске на вокзале, Прочли в двух номерах «Комсомольской правды в Мурманске», что сообщалось о трагедии одних и чудесном спасении других, отставших при одевании масок. Комментарии вообще вызвали тоску, лучше просто выразить скорбь. Сам не знаю, каким стилем такие события описывать. Горы ошибок не прощают и оценок не ставят – про это каждый новичок знает. Зачем люди ходят в горы? Да уж точно не затем чтобы попадать на первые страницы новостей, посмертно. Или как сейчас модно это всё объясняется – им не хватает адреналина в жизни. Вот и уходят на шестнадцать дней в поисках этих необычных щекочущих нервы впечатлений. И не понять вам нас, не пройдя через всё вместе с нами или пройдя самим, не прикоснувшись к тем переживаниям и ожиданиям, к радостям и неудачам. Почувствовать природу в суровых её проявлениях, восхищаясь ею на равных, а не сюсюкая с придыханием на картинные пейзажи. А адреналин он в любой аптеке, по рецепту врача.

Еще интересные статьи

2 комментария

Добавить комментарий