Loading...
АльпинизмВсе новости

О заигрывающей горе


О заигрывающей горе и людях, которые скорее  кремниевые формы жизни, чем какие-то ещё.

Здесь начало и продолжение.

23 июля. Пятница

В 9 утра за нами приехало два микроавтобуса, потому что на Казбек нас шло 11 человек, и вместе с рюкзаками мы в один не влезали.

Прощания, обнимания.

Практически со всеми увидимся в Минске, а с кем-то – на закрытии сезона, где-нибудь в октябре. Фотография на память.

Так жалко, что не все едут.

Вот и Цей остался позади. Скрылся из виду Монах. Опять серпантин, поворот налево через реку…и дальше по Северной Осетии. Держим путь на Кармадонское ущелье.

Приехали. Красота тут невероятная!

_

Если Цей был таким высоким и узким ущельем, то тут кругом — просторы, зелёные холмы, простирающиеся до горизонта.

Везде башни. Видимо, раньше тут была крепость. Причём нехилых таких размеров. Очень напоминает Судак с его Генуэзской крепостью, только моря нет.

Останавливаемся, закупаем провиант. Едем дальше. Дорога ведёт на пограничную заставу.

Перекидываем вещи из микроавтобусов в ЗИЛ. От нашей группы с вещами отправляют меня, Антона и Олю Туровец.  С нами наверх едут туапсинские МЧСовцы. Завязывается короткий разговор:

-Ну ладно, нам это надо по работе надо. А вам-то оно зачем?

-Ну как зачем? Альпинизм, все дела. А что у вас за работа такая, что надо в горы ходить?

-Спасатели мы.

-Где работаете?

-В Туапсе.

Ждали, пока проверят наши документы. В это время водитель ЗИЛа рассказывал про сход ледника Колка. Это тот самый ледник, который похоронил под собой съёмочную группу Сергея Бодрова. Тут, возле погранзаставы. Отлично видны следы схода ледника: срезанные склоны гор, разбросанные камни и куски льда, вынесенные мощным потоком тогда, в 2002.

Наконец-то наши документы проверили. Можно ехать.

ЗИЛ трясётся, но заезжает-таки в гору. Через 15 минут появляется он — последний оплот цивилизации —  село Тменикау.

Выгружаем вещи, ЗИЛ уезжает обратно на погранзаставу. МЧСовцы быстро собираются и уходят  — им, как и нам, сегодня предстоит дойти до горячих ванн, почти до самого Майлийского ледника, а это целых 10 километров.

Мы ждём остальных. В селе играют дети, тискают щенка по имени Лайма.

Вскоре подходят наши, а из рядом стоящего дома выходят дедушка и бабушка. Рассказывают нам, куда идти, перекидываются  с нами парой слов о том да о сём, о политике и жизни в целом, желают удачи и просят закрыть за собой забор, чтобы коровы не убежали.

Ну что ж…пойдём и мы. До свидания!

Это было в три часа дня. До ванн идти часов пять.

Дорога к ваннам очень красивая и простая.

Она идёт все 10 километров практически без набора высоты, а иногда даже чуть-чуть приспускаясь вниз. Вокруг – просторы. Видны, опять же, срезанные склоны гор. Какой мощи был сход того ледника, мне даже страшно себе представить. Тот водитель говорил, что впоследствии учёные-геологи подсчитали, что скорость движения ледника была в среднем  95 метров в секунду…

Маша с Колей собирают по дороге мяту и мелиссу, вечером нас ждёт вкусный чай. Вот и первый привал.

Народ периодически останавливается и ныряет в малинники. Как здорово, что можно прямо вот так, по дороге, перекусить такой вкуснятиной!

На нас спускается туман.

Инструктора потеряли тропу в том месте, где мы с зелёнки перешли на каменную сыпуху. Стоим, ждём, когда они сориентируются. Рядом гремит река. Костя говорит, что это место похоже на землю Санникова – остров-призрак в Ледовитом океане.

Сориентировались. Идём дальше. По дороге на глаза попадается контрольный тур с черепом. Становится жутковато.

За это время на Кавказе я поняла, что мне ужасно нравятся высохшие русла рек. Так красиво: цветы посреди мелких и крупных камушков, водопады с бараньих лбов…есть в этих местах что-то особое – они вроде как и мёртвые, потому что воды тут больше нет, но в то же время и живые – место воды тут заняли травы и цветы.

Ещё около часу хода – и мы на ваннах.

Тут много палаток. Стоят не только альпинисты и туристы, но и местные, приехавшие подлечиться.

Народ поставил палатки и понёсся купаться. Говорят, что как будто заново родились.

Устали. Ужинаем и ложимся спать – ведь завтра нам опять идти наверх.

24 июля. Суббота

С утра собираемся и выдвигаемся наверх. Ванны находятся на 2200, нам по планам надо дойти сегодня хотя бы до 3500. При наилучшем раскладе – до 3800.

За вечер у нас случилось прибавление. Анатолий Михайлович и Олег Николаевич согласились взять с собой ещё одного человека в команду- Андрея из Хабаровска. Он уже два раза пытался взойти на Казбек, но в первый раз, 2 года назад, на 4400 их с группой остановила непогода, а во второй раз, буквально пару дней назад, его напарник, дойдя до 2800, отказался идти дальше. Он был в первый раз в больших горах, и сразу идти на такую махину, как Казбек, побоялся. И Андрей вновь остался без горы.

Его палатка, которая осталась на ваннах, стала нашим временным складом — мы  с удовольствием загрузили туда все ненужные наверху вещи.

Нам пора идти.

Перешли реку по мостику, пошагали по зелёнки всё выше. Вот и Майлийский ледник.

Достаточно крутой язык у этого ледника – нам пришлось вешать перила.

Потеряли немного времени, пока все забрались наверх. Идём через морену ледника, по камням. И тут тоже растут цветы, столько тут сверху насыпано земли…

Выходим на ледник.

Опять одеваем кошки, ищем переход через реку, которая течёт посреди него. Мостик достаточно быстро нашёлся! Переходим реку и идём к скалам. Олег Николаевич и Анатолий Михайлович периодически отделяются от группы и уходят вперёд, чтобы найти наиболее оптимальную дорогу.

И вот мы уже под скалами. Лезем!

Лезть было не сложно. Сложно было стоять долго в «паровозике» не зная, что там дальше.

Пока лезли, я всё думала: «Интересно, а со скольки — этажным небоскрёбом сравним Майлийский ледник? А сколько районов Минска поместится на это плато? А как бы эта река выглядела  в городе? Была бы она полноводной?»

После нескольких часов лазания мы попали  на наши ночёвки. Высота – 3500. Дальше сегодня не пойдём, устали. Итак за день набрали 1300 метров по высоте. Прилично.

Тут стоит крест.

Андрей, как уже бывавший в этих местах человек, говорит, что его установила какая-то церковная миссия после схода ледника. Площадок много, они все удобные, огороженные стенками из камней.

И тут выясняется, что Тырсикова, блин, всё-таки блондинка  в душе. Не взяла для палатки штурмовые растяжки. Зато взяла колышки. И куда тут их втыкать, эти колышки?)  Пришлось попрошайничать. Насобирали разных верёвочек, и Антон мастерски растянул палатку.

Читаем вслух книжку «Тигр снегов», про Норгея Тенцинга – первовосходителя на Эверест. Отличный был альпинист и человек. Был и есть. Когда читаешь эту книгу, хочется идти всё выше и выше. Эдакий мотиватор.

А ещё в тот день был день рождения у нашего замечательного инструктора – Олега Николаевича!

В честь праздника он схалявил и повесил себе на рюкзак воздушный шарик, чтобы тот помогал ему нести всю эту тяжесть наверх.

Здоровья вам, Олег Николаевич, и всяческих благ! Побольше интересных вершин!

25 июля. Воскресенье

Обычные люди по воскресеньям отдыхают. Для нас же воскресенье – это такой же день, в который надо топать. Наша цель – стоянки на 4200. Выход назначен на 9 утра.

Перед завтраком Антон подошёл к Анатолию Михайловичу и обратил его внимание на то, как за ночь ветром погнуло одну из палаток. Они пошли смотреть, что можно сделать, а когда вернулись к месту, где мы ели, Анатолий Михайлович схватился за голову и закричал: «Штаны! Тут лежали мои штаны! Я на них сидел! Они улетели!!!», — и понёсся вниз по склону искать пропажу. Было смешно, но штанов всё-таки жалко. Не нашлись.

Выходим.

Переходим снежник, идём вверх-вверх-вверх по тропе среди камней и осыпей.

Вдоль  соседнего снежника идёт сель – где-то, видимо, река изменила русло.

Прошли 300 метров – выходим к ночёвкам на 3800. Места тут всего под одну большую палатку, так что хорошо, что мы не дошли сюда вчера.

Начинается дождь. Дует сильный ветер. Надо одеть дождевики, перчатки, очки.

Оставшиеся 400 метров до стоянок нас постоянно сносило ветром с колючим снегом в качестве содержимого. Плюс ко всему выяснилось, что Андрей из Хабаровска – это такой специально обученный дядя для сваливания камней на головы нижеидущим людям. Но и это ещё не всё – идти нам пришлось по сыпухе, которая на поверку оказалась спусковой тропой. Два шага вверх – один вниз. И тут ещё и ветер. И камушки. И стеночки тоже сыпучие что просто жуть.

Прелестно тогда прогулялись!

Когда вышли на 4200 – радости нашей не было предела.

Поставили палатку, улеглись туда и начали отходить от всей этой катавасии. Наверное, мы очень сильно не хотели замерзать и поэтому неслись вверх на какой-то второй космической скорости, потому что, выйдя в 9, на месте мы были уже в 12.

И опять же, поражаюсь способности людей приспосабливаться абсолютно ко всему и устраивать быт. Скорость установки палатки уже  сократилась до минимума. Пока Антон растягивает её от ветра – я занимаюсь внутренним обустройством.15 минут – внутри тепло и уютно, вещи на местах. Ещё 15 минут – готов горячий чай, чтобы согреться. Совсем скоро будет обед. Тут, понимаете, другой уровень комфорта…шустрее становишься, что ли, когда не хочется мёрзнуть.

Отдохнув пару часиков и почитав книжку, мы высунули носы из палатки.

А там – красота! Небо голубое, солнышко, Казбек стоит во всей красе!

Жизнь прекрасна!

Михалыч к тому моменту уже успел сбегать на стоящий поблизости пик ОЖД и предложил Антону сходить с ним на разведку в сторону Казбека, по предполагаемому нашему завтрашнему маршруту – наделась GPS-точек на случай плохой видимости, натоптать следов, да и вообще глянуть, куда  нам предстоит идти.

Михалыч – это вообще такой человек, которому никогда не сидится на месте и которому абсолютно ничего не впадлу. Уважаю его за это. Все бы такие неленивые были – мир бы был другой.

Вернулись они через часа 3, довольные и уставшие. Дело было сделано. На  5 утра был назначен выход.

26 июля. Понедельник

И опять понедельник, и опять мы идём на гору! Я же говорила, что понедельники у нас – ходовые дни!

Ходовые-то ходовые, только вот в 4 утра на этом холоде бодрости особой нет.

Зато на улице – очень красиво. Облака и горы подсвечиваются луной, а с другой стороны уже вовсю наступает рассвет.

Идём наверх в связках по 4 человека. Наша связка идёт первой, в ней идём Антон – я — Андрей из Хабаровска – Михалыч. Топаем уверенно по фирну. Такое удовольствие идти. Сначала на плато – потом на перевал – потом на сам Казбек.

Фотографируем со всей дури – вокруг такая красота, что просто дух захватывает. Насквозь, через весь Кавказ виден Эльбрус.

Зачесали уже на перемычку между вершинами. Очередной привал.

Антон успевает сбегать на Западную вершину, которая немного ниже нашей цели – Восточной.

А вы встаём и снова готовы идти.  Осталось 150 метров – и мы наверху.

Уже возле самой вершины Антон уступает мне место – последние 20 метров я иду первой.

У меня в голове звучит громкая, радостная, ясная, свободная музыка. Ни с чем несравнимое ощущение. Есть только ты и гора. А всё остальное, небо, горы, птицы, снег, лёд, камни – это всё просто составляющие той полной картины счастья и удовлетворения, которое  ты сейчас испытываешь. Хочется раскинуть руки и лететь. Слава Богу, есть связка, которая не даст тебе этого сделать.

Фотографии на память. Поздравления. Шоколадки. Горячий чай.

Вот я и сходила свою 2Б. Они у меня была офигенная, такие мало у кого есть. Теперь я бодрая третьеразрядница.

Как потом сказал Михалыч — мы сами сделали себе погоду. Вышли бы на полчаса позже – и нас ещё на подходе к вершине накрыла бы та бяка, которая накрыла только через полчаса нахождения наверху. Быстренько дуем вниз. Снег уже не такой твёрдый, мы проваливаемся по колено. Идём по Антошиным следам.

Отдыхаем совсем немного, загораем на солнышке, собираемся – и в тот же день валим вниз, на 3500.

Какая тут, однако, отличная спусковая тропа! Спускаться по ней намного приятнее, чем подниматься.

27 июля. Вторник

Сегодня наш народ уже приехал домой. В Минске, говорят, тепло…

А у нас тут, на 3500, дует ветер. На небе- ни облачка.

Сегодня чешем вниз, на ванны, на 2200. Дорога нам знакома: скалы-скалы-скалы, ледник-морена- мостик-и мы на месте.

Собственно, так и сделали.

Вышли в 9:30, а в 13:30 уже первая партия народу бультыхалась в ваннах. Постирались, отмылись, отшелушили всё что смогли. Настал полнейший кайф.

Солнышко светило изо всех сил.

Пооолный матрас. Едим и спим. Едим и спим. Спим.

28 июля. Среда

С утра на небе ясно. Жарища страшная.

Валяемся в палатке, которая превратилась в портативную баню.

После обеда выходим к заставе.

По дороге нырнули в один из малинников. Около часа вокруг раздавался только хруст кустов и довольное почмякивание. Сверху торчали только кепки и банданы.

Все счастливые и довольные жизнью. Ещё бы. Такой сезон одолеть!

Вытянув себя за уши из этого малинового рая, мы всё-таки дочесали до Кармадона и заставы.

Кармадон, при всей восхитительности окружающих его пейзажей, сам просто ужасен. В городе из жилых помещений — всего одна пятиэтажка. Всё остальное — руины. В бывшем здании концертного зала живёт лошадь. Печальное зрелище…

Встали мы практически на дороге. Ездит-то тут 1-2 машины в день.

Ужин. Сон

29 июля. Четверг

В 9:30 нас забирают знакомые уже маршрутки. Довозят до Пятигорска, где мы и затариваемся на вокзале. А вот и поезд на Минск. Тут наши пути расходятся – ребята и инструктора едут домой, а мы с Антоном ещё неделю будем гостить у моих бабушки и дедушки.

Всё. Спортивную часть поездки на Кавказ можно считать оконченной.

Это было здорово. Мы приобрели новых друзей, новые впечатления и новую мечту – приехать в горы на следующий год, во что бы то ни стало.

Еще интересные статьи

3 comments
  1. malama

    «Мечтайте осторожно — мечты имеют свойство сбываться!»
    В 2007 году я озвучила свое желание сделать клубное восхождение на Казбек. Было это на плече Шогенцукова. Помните? Пусть частично в другом составе, но моя мечта сбылась. Поздравляю и благодарю Вас!

Добавить комментарий
Выбор редакции