Loading...
Горный туризм

Матча. Как рождаются путешествия

В первом походе по Матчинскому горному узлу мы успели только осмотреться. Но уже тогда это был особый взгляд. Когда идешь по высокогорным ледникам под палящими лучами звезды по имени Солнце, приходит осознание того, что кроме тебя здесь побывало не так уж много людей. Есть какая-то магия в осознании факта, что в данном конкретном месте не была ни одна живая душа, что ты первый. В последующих походах уже вполне квалифицированно оглядывались по сторонам: какое богатство! Здесь же ходить — не переходить…

К тому времени в Могилеве сложилась среда из опытных туристов-горников, которым по плечу были маршруты высокой категории сложности в отдаленных горных районах. А такие походы кроме технической и физической подготовки требовали и серьезных материальных затрат. Поэтому одной из составляющих спортивного мастерства было умение найти деньги, точнее организацию, готовую профинансировать экспедиционные расходы. Такими организациями могли быть спортивные общества, профсоюзы в лице советов по туризму и экскурсиям и крупные предприятия. А в проводящей организации деньги давали не просто за красивые глаза, а под конкретный интересный проект.

Таким проектом в 1981 году для могилевчан стало участие в Чемпионате ВЦСПС (Всесоюзного Центрального Совета профессиональных союзов) по горному туризму. С какого-то момента подготовки стало ясно, что занять сколь-нибудь приличное место в чемпионате возможно, только совершив первопрохождение нового перевала. Этим первопрохождением стал перевал Османа Касаева на Западном Кавказе, в Карачаево-Черкессии — идея Александра Петровича Санчука, могилевского горного туриста и журналиста-профессионала. Санчук нашел нашему путешествию информационный повод. Нашел героя, который одновременно был героем и карачаевского народа, и белорусского. Им был командир партизанского отряда Осман Касаев.

Касаев был профессиональным военным, капитаном. В 1941 году он попал в окружение и был ранен. Раненного Касаева приютила крестьянка в деревне Угольщина Белыничского района, спрятала, выходила. Позже Касаев создал партизанский отряд, который действовал очень успешно. Погиб он в 1944 году весной, при случайной бомбежке.

Летом 1981 года на Западный Кавказ отправилась экспедиция из трех туристских групп. В планах одной из них — группы, руководимой опытным туристом из г.Осиповичи Константином Снегирем — было первопрохождение перевала Османа Касаева. Идеологи не забыли заранее проинформировать о наших планах руководство Карачаево-Черкессии.

Карачаевцы дорогих гостей по традиции встречают танцами…

После встречи нас повезли в заповедник, где был накрыт стол — пятнадцатиметровый, сколоченный из свежих досок (я лично шагами замерял). Котлы, барашек варится. Предлагаемое спиртное тайком приходилось сливать в флягу, чтобы не нанести непоправимого ущерба физической форме.

Потом был поход, первопрохождение перевала Османа Касаева. В результате могилевской группе присудили первое место в Чемпионате ВЦСПС в классе походов четвертой категории сложности.

И уж если удалось найти новый перевал на обжитом Кавказе, то сколько их, нехоженных, должно было быть в Матчинском узле! Мысль об открытии новых перевалов буквально витала в воздухе.

Горы центральной части Матчинского узла по доступности сложнее обжитых районов Кавказа. Далеко идти в базовый лагерь, получаются долгие и тяжелые заброски. Из кишлака Зардалы до пиков Туркестанского хребта идти несколько дней, с постоянными переправами через реки, где много прижимов. Ишаки не пройдут, приходится нанимать лошадей. До пика Скалистый — высшей точки района — можно дойти дня за три. В общем, организовать такое восхождение не просто. Про наиболее значимые альпинистские восхождения в этом районе можно прочитать в альпинистских сборниках «Покоренные вершины».

В центр высокогорной Матчи удобнее попасть с севера, поэтому северные отроги относительно лучше освоены. А в районе Зеравшанского ледника, как говорят, лошадь не валялась. Не случайно все десять первопрохождений потом белорусы совершили именно в Туркестанском хребте и его южных отрогах.

Посовещались с нашим другом — дважды мастером спорта (по горному и по лыжному туризму) и большим знатоком района Леонидом Хасданом, насчет того, что бы такого посильного нам совершить. Леня сказал: вот для начала напрашивается перевальчик, логически ведущий с ледника Мир-Амин на ледник Верхне-Зеравшанский.


(Красная стрелка на карте указывает на ледник Верхне-Зеравшанский)

Стали усиленно готовиться. Навыков, чтобы реализовать эту затею, у нас хватало. Тут подоспел и подходящий проект — участие в Чемпионате Советского Союза по горному туризму. Команды Белоруссии к тому времени не могли похвастаться высокими местами в соревнованиях — конкурировать приходилось с такими монстрами, как Москва, Ленинград, Украина, Новосибирск. Утешало только то, что завершали список аутсайдеров Армения, Таджикистан, Узбекистан.

А вот снаряжение было большой проблемой. Почти все делали сами: на заводе воровали титан, точили из него ледобурные крючья, которые сами же и испытывали. Режущая кромка ледобура — это очень тонкий момент. Нужно все делать по теории резания, под определенными углами. Иначе крюк не будет заворачиваться в лед.

Качество готовой продукции проверяли, выдергивая ледобур машиной из льда. Оторвали бампер. Значит, держат хорошо. Делали некоторым крючьям ушки, так что заворачивались они двумя пальцами, безо всякого карабина. Были оставляемые крючья, которые просто бросали, чтобы не вытаскивать. Появились также самовыворачивающиеся крючья, с блок-роликом наверху. Ролик приводится в движение репшнуром и выворачивает крюк, который выскакивает и летит вниз, целясь в голову тому, кто вертел. Были выдергиваемые снежные крючья. Естественно, всё самодельное. Для этих целей во всех туристских сборниках «Ветер странствий» публиковались чертежи, некоторые неопубликованные чертежи просто ходили по рукам.

Из заводских технических новшеств выпросили у знакомых панорамный фотоаппарат «Горизонт», позволяющий делать панорамы в 120 градусов. Линия горизонта искажается, но в общем панорама дает хорошее представление об объекте:

Еще у нас был килограммовый самолетный высотомер. Это довольно капризный прибор, нужно вводить поправку на давление. Так что величины высот, которые мы намеряли, можно считать приблизительными.

В этот раз у нашего спортивного почина не было значимой идеологической составляющей, подобной герою Осману Касаеву. Зато была научная часть, где главным действующим лицом был знаменитый йети — снежный человек.

Ответственным за науку у нас был Владимир Парахневич, трижды кандидат: наук, в мастера спорта и тогда еще в женихи. Он списался с Дарвиновским музеем в Москве. Музей прислал нам письмо с рекомендациями, как правильно разыскивать снежного человека:


Снежного человека мы, можно сказать, и не искали: плотный график не позволял. Но кто его знает, вдруг он придет к ужину, когда у нас чаек поспеет? Зато среди нас был один участник, который на переправах снимал с себя одежду, ботинки вешал на шею и в таком виде переходил реку. Был он черно-загорелый, обросший, бородатый, с огромным рюкзаком — вполне себе напоминал снежного человека. Его фотография в отчете открывала раздел «Общественная работа», где мы скромно написали, что хоть снежного человека нам найти не удалось, нам все же кажется, что его ближайший родственник — это человек на фотографии.

К тому моменту, когда было запланировано наше первопрохождение, члены белорусской команды уже успели побывать в Матчинском горном узле, причем некоторые не один раз. Поход с первопрохождением был для меня по счету вторым. Отчеты об этих двух походах можно прочитать на сайте СпортЭкстрим:

ОТЧЕТ о горно-туристском путешествии 5 к. с. в районе Матчинского горного узла (26 июля — августа 1979 года, руководитель группы Шабашов Е.Д.)

ОТЧЕТ о горном туристском путешествии 5 к. с. по Памиро-Алаю, Матчинский горный узел (1 августа — 21 августа 1983 г, руководитель группы Толкачев А.Ф.)


(Желтая нитка — маршрут 1979 года, красная — 1983 года; желтой заливкой в таблице обозначены перевалы, пройденные в 1979 году, красной обводкой — пройденные в 1983 году, желтой заливкой с красной обводкой — пройденные в 1979 и в 1983. Щелкните на картинку, чтобы просмотреть ее в полном размере)

Первый поход, в котором я был, заканчивался в поселке Хаит. На карте его не видно, но на него указывает желтая стрелка. Хаит имеет печальную известность. Об этом, как и о многом другом, будет отдельная история.

Еще интересные статьи

Добавить комментарий
Выбор редакции