Бернские Альпы

Идея съездить в Бернские Альпы возникла еще прошлой осенью, когда, облазив все близлежащие скалы, мы захотели чего-то нового. Но тогда как-то не сложилось: ехать было далеко, мы были достаточно ленивы, и переход с теплых каменных стенок в холод альпийских ледников не казался той крайней необходимостью, которую во что бы то ни стало нужно было реализовывать в те короткие осенние выходные. И мы, недолго поразмыслив, уехали на замечательные скалы во Франкенюра, пообещав себе вернуться к вопросу о Бернских Альпах весной.

Поездка была определена на конец мая. Но весна стояла холодная, Альпы продолжало по-зимнему засыпать снегом, и, как посоветовал тогда один мой мюнхенский друг, большой (во всех смыслах) знаток Альп, ехать в конце мая в Бернские Альпы можно было только на лыжах. Но на лыжах ни ездить, ни и лазить по горам я не умел, и поездка была сдвинута на июнь.

И когда наконец наступили те июньские выходные, у нас не возникло сомнений — нужно было ехать. Тем более, что погода обещала быть солнечной. И мы поехали.

На парковке в Гриндельвальде.

Проскочив Берн и Интерлакен, мы приехали в Гриндельвальд, где на парковке возле станции горной железной дороги оставили машину. Там, не сильно впечатлившись с первого взгляда, я впервые рассматривал знаменитую двухкилометровую северную стену Эйгера.

Северная стена Эйгера.

Из той окраины Гриндельвальда стена казалась мне не такой уж и двухкилометровой, и не такой уж и страшной. Уже потом, когда втечение двух часов мы шли под ней к станции Кляйне Шайдегг на 2000м, я понял, что ошибался.

Лавинки на стене.

Чудовищное нагромождение скал, снега и льда, постоянно срывающиеся микролавины — не говоря о сложности, она была по-настоящему опасной.

На дороге Гриндельвальд - Кляйне Шайдегг. Снизу - Гриндельвальд, на заднем плане гора Веттерхорн (3692м).

Юнгфрау (4158м) и правильная пирамида Зильберхорна (3695м).

Привал на 1900м не доходя до Кляйне Шайдегг.

В Кляйне Шайдегг мы остановились на ночь в уютной хижине-хостеле с невероятным видом из окна на Гриндельвальд и Эйгер. Наверное, это было лучшее место, в котором мне доводилось ночевать в Альпах.

Вид из окна на Эйгер.

Кипятим чай на подоконнике.

С утра позавтракали и поехали на горном поезде сквозь толщу Эйгера и Мёнха к самой высокой железнодорожной станции Европы — Юнгфрауйох на 3454м.

Мёнх (4099м, слева) и Юнгфрау. Посередине на седловине на фоне неба Юнгфрауйох (3454м). Вид из Кляйне Шайдегг.

Пока ехали по тоннелям наверх, на экранах в вагонах крутили известные кадры про то, как один известный всем спортсмен бежит там, снаружи горы, свое рекордное фри-соло.

Вид с середины северной стены Эйгера из штольни.

Станция Юнгфрауйох (3454м) несколько напомнила своими коридорами фильмы про космос и компьютерные шутеры. Побродив по ним немного и оставив самые тяжелые вещи в камере хранения, мы выбрались наружу в вечные снега.

Коридоры станции Юнгфрауйох на 3454м.

Вообще, целью нашей поездки была не только прогулка по тропинкам — мы хотели куда-нибудь влезть. Но раз уж лезть, то повыше. Поэтому мы посмотрели в сторону высшей точки массива — Юнгфрау 4158м и пошли к ней.

Юнгфрау. Стандартный маршрут (около 3А к.сл.) проходит слева траверсом на седловину и по гребню на фоне неба.

По дороге пообщались с местными ребятами, которые не сильно вдаваясь в подробности рассказали, что никаких следов, а тем более тропы, там сейчас нет, но попробовать зайти туда мы, несомненно, можем.

Тропим у истоков ледника Алеч (24км, самый крупный в Альпах).

Описание маршрута и подхода к нему, я конечно же, забыл в машине, поэтому через огромные снежные поля закрытого ледника и скалы в нижней части маршрута мы шли исключительно по внутреннему азимуту, немногословным наставлениям тех ребят и каким-то закорючкам из книжки, которые остались у меня в зрительной памяти. А осталось их немного.

Скалы в начале маршрута. В сезон обходятся с другой стороны по крутому снежнику.

Поэтому уже на первых веревках началось микстовое лазание с минимумом страховки, которое никак не вписывалось в обещанные ZS.

В глубоком снегу. Тут по плану должна была быть тропа и скалы.

К тому времени солнце поднялось высоко, глубокий снег совсем раскис, и с южных склонов горы начали спускаться лавины.

Стало припекать. Лавина на южном склоне Юнгфрау.

А мы сидели на гребешке перед разрушенными мокрыми скалами по пояс в снегу, любовались окружающими красотами и совсем не понимали куда идти дальше.

На гребне после первого скального взлета.

Вообще, в сложившихся условиях любому опытному руководителю было бы понятно, что дальше нужно вниз, но опытных руководителей у нас не было. Поэтому мы попробовали «посмотреть что там за углом, вот там слева, и вон на той полке».

В раздумьях. Куда-то сюда я скувыркнулся со скал.

За углом было мрачно: крутой склон с ползущим мокрым снегом обрывался отвесными скалами. Слева почти то же самое, только в конце вероятного полета в леднике сияли трещины, а ноги в снежном склоне проваливались в черные дырки, дна в которых видно не было. А на полке было очень даже ничего. И когда я, сделав сальто назад, прилетел оттуда к ожидавшим меня товарищам и довольно удачно воткнулся ногами в сугроб, мы решили, что дальше все-таки нужно вниз.

Спускаемся на ледник.

Несколькими дюльферами мы спустились на ледник и потоптали назад к станции. Забрали вещи и пошли в сторону седловины под Мёнхом к хижине на 3600м.

Поджидаем товарищей.

Команда в полном составе.

По дороге мои друзья начали грустить, и когда уже ближе к вечеру мы добрались до хижины, горняшка довольно плотно накрыла половину нашей команды. Там же, в хижине, мы узнали, что Юнгфрау за последний месяц не хожена из-за большого количества снега, так что там сейчас делать нечего. А вот Мёнх проходим, и что, конечно же, мы можем попробовать…

На крыльце хижины Мёнхсйоххютте 3600м.

Согрев на крыльце несколько кастрюльчиков воды, мы кое-как поужинали, посмотрели на вечерние пейзажи, потом на частично звездное небо и улеглись спать.

Ночью горняшка схватила еще четверть нашей команды, и я остался один. Утром кое-как растормошились и, не смотря на неплохую для восхождения погоду, решили не завтракая как можно быстрее ползти вниз в долину. И поползли.

Вид из хижины на восток.

Вид из хижины на запад.

Хижина Мёнхсйоххютте, 3600м.

Внизу на Кляйне Шайдегг мои друзья оживились и начали смотреть на еду.

Кляйне Шайдегг и северные стены Эйгера и Мёнха.

А потом довольно шустро зашагали по тропинкам в сторону горного ручья под склонами Эйгера, где мы и остановились на завтрак.

Завтрак у ручья на спуске.

Наварили много чаю, наелись хануты и колбасы. А потом побежали вниз в Гриндельвальд к машине.

Спуск в Гриндельвальд.

Вот такая история получилась. А в Бернские Альпы мы еще обязательно вернемся.

Автор: Дима Глиндзич.

Фото: Дима Глиндзич, Рома Росовский.

Еще интересные статьи

Добавить комментарий