Loading...
АльпинизмВсе новости

50 дней мечты

Школа инструкторов ФАР в Безенги + Адыл-Су + Адыр-Су.

В этом году я осуществил свою мечту – закончил Высшую горную школу по специальности «Инструктор альпинизма III категории». И как-то всё остальное сложилось: пробыл на Кавказе не свои «дежурные» 21-22 дня, а полноценных 50 дней. Открыл для себя новые районы-ущелья. Прошёл стажировку. Сходил красивые интересные горы.

Никогда до этого я не был ни в Безенгах, ни в Адыл-су, ни в Адыр-су. 10 лет мечтаний…продвижения к цели, накопления капитала, подбор надёжного коллектива на работе, понимающая жена. Оборачиваюсь назад, и удивляюсь: неужели это было со мной всего неделю назад.

«Школа»

Заявку в школу подал ещё в октябре 2011г. И тут в середине мая приходит приглашение на Безенги с 9 июня 2012. Сразу решил – еду. Хотя нет пока разрешения пограничников. А оно, как известно, делается до 2х месяцев. Но я знал точно – ЕДУ! И так здорово осознавать, что я нашёл всех, кто смог мне помочь в федерации альпинизма России. Это и сам Душарин И.Т. (хотя в тот момент он был в Гималаях) со своими помощниками, директор а/л «Безенги» Анаев А.Х.и его работник Тимбулат. В итоге 5 июня я получил пропуск и 7го уже радостно ехал в Школу.

Забрали нас всех из офиса «Безенгов» в Нальчике и благополучно довезли в альплагерь. Ну а мы кто: 17 человек с разных стран Россия, Азербайджан, Литва, Армения и один белорус.
Взяли нас в оборот с первого же вечера. Подъём с зарядкой в 7.00, занятия с 9.00. Лекции заканчивались в 22 часа. Притом практики было много. Гораздо больше, чем я сам ожидал. И так радостно было осознавать, что я в конце концов вырвался из своего замкнутого круга информации «интернет-книги-бывшие туристы и альпинисты-интернет» и попал в «лапы» действующих настоящих мастеров альпинистов и спасателей Веденина Сергея (спасатель I категории, МС), Азнаура (самый главный спас в Безенгах), Спички Адриана (Таганрог), Дениса (Питер), директора «Венто» Васильева Андрея, всё того же Душарина И.Т. (ему в этом году 55 лет и он под это дело уже сходил в этом году пять семитысячников в разных концах света, см. инфо про клуб «Семь вершин»). Ну, и, конечно, все остальные преподаватели тоже класс. В заключение приезжал и г-н Овчиников А. (директор ФАР, звезда песенного альпинистского интернета), который оказался ещё и ВОООООТ ТАКИМ! компанейским мужиком и просто человеком.

Запомнилось много. Многое перевернулось с головы на ноги в моей технике. Теперь знаю я, что спасработы буду проводить только на кардилетах и узлах прусика. Что жумарами, тиблоками, каплями и т.п. там лучше не пользоваться. Теперь у меня в арсенале нет верёвки 6мм, а вместо неё 7мм. Знаю как объяснить, что прусик с «заячьими ушами» понижает крепость страховочной цепи. И что нормально и безопасно можно ходить в современных страховочных беседках и не использовать верхние обвязки…. А лавины?… Теперь, когда знаю, где я ходил ранее и сопоставляя это с «признаками лавинной опасности», я благодарю Бога за то, что я до сих пор жив. И как быстро и надёжно вытащить из трещины, и за постоянную страховку «если есть хоть малая возможнось улететь» (за которую меня уже после упрекали молодые альпинисты). А снаряжение! Когда своими глазами видишь, как рвутся старые петли, верёвки, да что тут говорить – ШЛЯМБУРНЫЕ УШИ! – то волей-неволей становишься более требовательным и к новизне снаряги и её сертификации.
Спуску не давали никому. Фактом является то, что контрольный экзамен (а их всего было семь) сдали не все. Два человека не справились. Волновался за сдачу и я. Старался очень, но кто их там поймёт этих ассов с их новой канадской системой и системой оценок по стандарту UIAA???. Поэтому очень обрадовался, когда получил итоговую «отлично» и пятый результат среди всех курсантов.

Восхождения, стажировка

Из Безенгов через 21 день еду в другое ущелье – Адыл-су. По пути нас снова гостеприимно принимает база «Безенги» в Нальчике. Там мы ночуем. И следующим днём – КСП «Шхельда», Где я встречаю сборы Днепропетровска и удивительного человека, врача-микрохирурга, спасавшего жизнь моему другу в прошлом году – Устинью (г.Пенза). Большой компанией мы отправляемся на самый высокий перевал в Приэльбрусье – пер.ВЦСПС. (3500м.) А там нас уже поджидают ветра, кутерьма, холода, ледяной дождь. В общем, приходилось на день несколько раз откапывать палатку от снега. В очередной раз, когда я это делал, меня засняли на видеокамеру – так стыдно теперь эти кадры показывать друзьям – оказывается я страшный матершиник.

По такой погоде мы три дня старались и еле словили трёхчасовое «окно» чтобы сходить всего лишь на 1б Курмычи. На следующий день планируем 2б ледовую. Подходим под маршрут и снега становится сначала по колено, потом по пояс и я начинаю включать свои вновь полученные знания по лавинной безопасности. Нахожу их пока пять и этого достаточно! Чего только стоят те четыре лавины, что сошли на данном склоне за эту ночь. Я говорю Устинье, что откровенно боюсь. Вспоминаю слова Мейснера, что он стал великим альпинистом не потому, что взошёл на все 14 восьмитысяников мира, а потому, что он раз 50 поворачивал обратно. Предлагаю пойти обратно и нахожу одобрение и поддержку, что для меня стало приятной неожиданностью.
Решаем идти на вершину МНР по 2б(комби). Размяться, так сказать. Разминка удалась. Почти весь маршрут по скалам обледенел, да и снега было предостаточно. Особенно запомнилась мне стена (ключ) под вершиной: 80 градусов, 40 метров, 4 лазанье. Красивая!

С ВЦСПС мы летели как птицы в тёплые края! Приземлились на КСП – сбросили почти 1,5 км за 3 часа. Пол часа на помывку и нас ждёт уже такси в соседнее ущелье Адыр-су. Там возле подъёмника караулят меня Таганрогские сборы, где я должен отходить стажёром-инструктором. Есть и ещё более приятная новость – в числе всех меня ждут и два моих друга-«бульбаша»: Максим (г.Брест) и Олег (г.Барановичи).

Разместились мы большой компанией в такой же большой комнате.

Район сам по себе сказочный! Очень компактный, набит просто таки различными маршрутами. Подходы часто короткие. И много-много красивых снежно-ледовых гор, которых мне так не хватало после Домбая, Цея и Узункола.
И всё стало на свои круги: прошли занятия, сходили «открывашки».

Понеслась. И ещё раз радовали горы: скалы крепкие, льда много. Перебор, конечно, в этом сезоне со снегом. Из-за него мы заторчали на двух вершинах – сделали ночёвки. Правда — тёплые. Хоть и на 4400 метров, но в палатке и с едой.

Ребята чаще радовали, чем огорчали. Охотно учились новому, хоть иногда и упорствовали по старинке. Например, так хочется навязать прусик на спуске выше «реверсо» — читаем инструкцию – вяжем ниже. Или отколы, на которых нужно делать станцию – «нужно их для начала проверить-простучать, а потом уж вешать на них петлю. Не нужно действовать по принципу «большой – значит надёжный». В итоге, со своим отделением сходили ещё 4 маршрута: 2б,3б,4а,4б.


С середины июля в Улу-тау просто таки паломничество всех. Де-жа-вю какое-то. Посъезжались многие команды, что были в прошлом году в Цее. И, главное, места всем хватило.

P.S. И ещё раз по поводу пропусков в погранзону. Как-то так сложилось, что на моей памяти два раза у моих знакомых были проблемы с этим – не дали. Совет: даже если не успеваете со сроками подачи заявлений (два месяца) – подавайте, как успели и едьте лично забирать. В погрануправлении, конечно, работают серьёзные дядьки, но не до конца ещё звери. В нашей команде, к примеру, одна женщина-украинка смогла в экстренном порядке сделать себе пропуск за 2 суток (без взяток и блата) – просто так пришла и рассказала, что сборы начались, а про её пропуск забыли.

Всего хорошего!

Юрий Кожухов, инструктор-стажёр по альпинизму III категории
г.Брест

Еще интересные статьи

15 comments
  1. moitumago

    У меня возник вопрос к автору, по поводу высказывания: «нормально и безопасно можно ходить в современных страховочных беседках и не использовать верхние обвязки»

    Если про преимущества прусика перед жумаром, а также 7 мм перед 6 мм мне кое-что известно, то по поводу использования одной только нижней обвязки все хором кричат, что в случае срыва это почти гарантированный перелом позвоночника. Поясните?

  2. Yuri Kozhykhov

    1. Присмотритесь как срываются скалолазы на маршрутах (Крым, к примеру): в день каждый по нескольку раз — и все они только в нижних системах.
    2. В каталогах Petzl (где инструкции по использованию альпинистского оборудования) — всё делается только с нижней системой (кроме промальпа). При выходе на закрытый ледник — нарисовано тоже только плюс кольца верёвки через плечо — обеспечивают «неоткидывание» спортсмена. Либо на ледниках используется обыкновенная (в исключительных случаях) страховочная петля вместо грудной страховочной системы. — Если бы всё это не соответствовало нормам безопасности UIAA, такая серьёзная компания как Petzl никогда бы не стала публиковать свои советы в этом виде. И ни кто в Европе не получил бы страховку от страховой компании (в случае НС) если бы он пренебрёг стандартами безопасности (несертифицированый карабин, верёвка, и т.п. или неправильное ввязывание).
    Это факты. В старой советской системе альпинизма действительно допускались только в верхней и нижней страх.системе. Но тогда и снаряжение было другим.

    1. moitumago

      В Крыму скалолазы не ходят по леднику с 30-килограммовыми рюкзаками.

      Мэтры говорят так: положим, не была сделана промежуточная точка. Ты летишь с бергшрунда, или скажем в трещину, или со скальной стены с приличной высоты. В момент остановки происходит рывок за то место, откуда ноги растут и где соответственно держит обвязка. Но рюкзак-то закреплен чуть выше этого места и поэтому он продожает лететь вниз. Итог — дополнительный рывок от рюкзака и травма позвоночника (его просто разрывает пополам). Как быть с этими рассуждениями?

      Справедливости ради следует отметить, что наша команда невежественных любителей ходит исключительно в нижних обвязках.

      1. Yuri Kozhykhov

        1.»Мэтры говорят так: положим, не была сделана промежуточная точка» — я против не делать промежуточных точек, лучше медленней пройду — но положу (забью) ОБЯЗАТЕЛЬНО. Как бы меня в этом и не упрекали. И если кто-то в Европе (извините что опять провожу сравнение с буржуями) не кладёт промежутки и сорвётся — не получит свою страховку.
        2.Я же писал в коменте, что «При выходе на закрытый ледник – нарисовано тоже только плюс кольца верёвки через плечо – обеспечивают «неоткидывание» спортсмена» — это очень действенная техника для обеспечения самобезопасности при падении в трещину (мы проверяли всё на себе в Школе с рюкзаком15-20 кг) — действительно не откидывает. Но надо ЗНАТЬ как всё вязать. Могу показать.
        3.»или со скальной стены с приличной высоты» — опять же высота приличная, а промежутки класть в любом случае нужно. И будь у тебя хоть пять страховочных систем одетых одновременно, организм выдержит рывок не более 900 кН (у самых крепких 1000 кН) + опять же фактор рывка….Но я же говорил (а мне это демонстрировали такие настоящие мэтры-спасатели как Веденин Сергей (г.Москва, спасатель I категории) и Азнаур Акаев (II категория спасателя, начспас Безенгов) в самых крутых ситуациях можно использовать сверху «станционную петлю» или всё тот же кардилет.

      2. Yuri Kozhykhov

        Хотел бы сказать больше. Нельзя выходить на закрытый ледник без запаса верёвки у крайних в связке, и уже навязанной системы самовылаза (два прусика). Запас верёвки должен обеспечивать возможность достать из трещины любого из этой связки..

  3. Аntosha

    Пожалуй, вставлю и я свои пять копеек.

    1. Я никогда не срывался с рюкзаком 30 килограмм. Наверное потому, что мне и в голову не приходило, что с таким рюкзаком можно лезть куда-то, где можно сорваться. На скальных маршрутах, если, вдруг, возникает ситуация, что у кого-то рюкзак 30 кг, то такой рюкзак вытягивается отдельно полиспастом. Срывы на скалах с таким рюкзаком исключены. В прочем как и с рюкзаками 20 килограмм, к примеру.

    2. Кроме того, «беседка» — это не просто поясной ремень. Там ещё и ножные кольца задействованы. В этом смысле, мне думается, что если срыв всё-таки каким-то образом случится, то будет не перелом позвоночника, а переворачивание вверх ногами.

    3. На леднике связываться верёвкой, используя грудную обвязку опасно, потому что в случае срыва, усилие будет прикладываться значительно выше центра тяжести человеческого тела, что сводит на нет попытки удержать напарника. Сразу же происходит опрокидывание вперёд и скольжение на животе в след за товарищем. А если не ввязываться в грудную обвязку, то какой в ней смысл?

    4. Ну и это, по поводу промежуточных точек. На мой личный взгляд, очень опрометчиво утверждать, что промежуточная точка будет всегда и обязательно. Иногда, для того, чтобы положить эту точку нужен пробойник. А иногда и он не поможет. Кроме того, если группа будет усердно класть точки так, чтобы нигде и ничего не было упущено, это означает, что снаряжения должно быть очень много, а скорость движения будет очень маленькая. Что, в свою очередь, гарантирует непопадание во временные рамки тактического плана описания. Что требует корректировки (придётся брать палатку, спальники, газ с горелкой, еду, посуду), которая в свою очередь ещё сильнее удлинит восхождение. Этак трёхдневные двойки будут и двухнедельные пятёрки.

  4. Mishkasss

    О, и я добавлю 5 копеек.

    А в горном туризме ходить с 20-25кг за спиной приходится регулярно. И если на скалах первый с рюкзаком не идет, то на снегу/люду — регулярно. И срывы возможны. И бывают. Плюс трещины. Мы, например, ходим и в низе и в верхе. НО веревка ввязывается внизу — ближе к центр тяжести, — а верх не дает опрокидываться с рюкзаком. Причем ввязывается и в петлю низа и в связывающую верх и низ петлю — т.е. грузится вся страховочная система.
    По ледникам — только с навязанной зараннее системой самовылаза. Плюс на рюузаке всегда висит самостраховка — репшнур 6мм завязанный за ручку и лямку с оттяжечным карабином. Потому как вылезти из трещины с 25кг — крайне сложно. Вначале завешиваешь рюкзак на веревку выше себя, потом в самоспас вщелкиваешся и полез вверх. В конце вытягиваешь спиногрыз. Его ведь жалко на дно выкидывать)))

Добавить комментарий
Выбор редакции