Кордильера Бланка, сентябрь 2012, и что из этого вышло (продолжение)

Кордильера Бланка, может, и рай для альпинистов, но для желающих ходить перевалами она – сущая морока. Как правило, у долин крутые, повсеместно скальные стены, иногда – полукилометровый отвес. Маршруты на вершины (в особенности, известные и нетрудные, вроде Писко или Уруса) описаны и приведены, в сети их – бездна. А про перевалы – кот наплакал. Как на грех, у меня оказалась испанская карта (скверная), где перевалы таки были обозначены. Но без высот и названий. А умеренно хорошая австрийская карта (считающаяся лучшей) перевалов не указывала вообще!

Первую часть можно прочитать здесь

Я слегка лукавлю: перевалы-то кое-какие есть, но лишь те, на которые можно затащить караван ослов с поклажей олухов-гринго — вроде Пунта Униона на печально знаменитом загаженностью и толпами треке Санта Круз. На прочие гиды таскать гринго не любят — поклажу-то на личном горбу приходится волочить. Частичное исключение представляет Уапи между Куилкауанкой и Кохупом. Про него изрядно написано. Вот я на него и пошёл.

Как на грех, на моей испанской карте кандидатов на роль Уапи оказалось два. И я, само собою, попёрся на ближайший …

А всё начиналось так хорошо. Я стал на ночлег в кольце чудных руин, рядом было целое замшелое городище, вдали паслись доброжелательные коровы, и спереди, и сзади показывали фантастическое кино, на закате превратившееся в сюрреалистический артхаус. Я сварил овсянку и напился всласть чаю (правда, на 4500 он заваривался странно). Я и спал отлично. Видел сон про мясо, но это мне не повредило. Поутру весело снялся и пошёл.

Так произошёл самый чёрный день моего путешествия.

Озеро Кучиллакоча поутру было прекрасным. Стадо шеститысячников над ним – тоже. Хотелось петь, плясать и подпрыгивать. Хотя кое-какие подозрения уже родились. На местности виделось гораздо больше озёр, чем на
карте. И описание из книги Брандта упорно не вязалось с реальностью …

Но ничего – на краю морены у озера обнаружилась чуть ли не тропа, и я разво затопал по ней вверх. До самого верха. Затем тропа исчезла …

Я пришёл под горб посередине изображённого внизу пейзажа. Ёшкин кот, где перевал??

Злобу человека, напрасно протопавшего восемь часов с рюкзаком за плечами на высоте пять километров, представить трудно. Учтите, что эти восемь часов включали ползание по острому моренному гребню и небольшенький скальник. В общем, я таки направился ко второму кандидату на роль Уапи. Я даже его увидел. Но, ребята, в кордильерских краях в полседьмого уже – хоть глаз выколи. Я сделал перевалу ручкой и побрёл вниз.

Заночевал я на прежнем месте, отгоняя прежних быков. И, вопреки закону, устроил костёр из объедков. Мне снова приснилось мясо.

Второй перевал Уапи тут:

Утром произошёл унылый, унылый забег вниз по ущелью и низкий пыльный перевал. Ниже, где нет воды, лежит рыжая летучая пыль. Я топал по ней, глядя на Кордильеру Негру по другую сторону долины.

Воздух сделался поганым: плотным, вязким, не хотел лезть в глотку. Будто киселём дышишь. Наверх захотелось до икоты. Потому бежалось резво.

У входа в ущелье Кохуп видел дыру в дороге. Их просто врезают в склон бульдозером. А склон иногда держаться не хочет. Люблю перуанские дороги.

Кто-то здесь когда-то ехал:

У ворот в ущелье колоритная пейзанка в фетровой шляпе, пышных юбках и сандалетах из покрышки попросила меня перечислить деньги ей на мобильный телефон. Когда челюсть моя вернулась на место, я сообщил, что я, вообще-то, гринго, и бестелефонный. Пейзана презрительно фыркнула. Потом я глянул в противосолнечные очки: от бурой пыли я сделался вполне себе мулатом.

Ущелье Кохуп снизу узкое и заваленное булдыганами, посредине там доинкское городище Нуэво Тамбильо (низкие стены из плесневатых камней), а сверху простор и быки. Ещё там озёра, горы Палкараху, Ранрапалька, Ишинка и обратная сторона Уапи.

Я снова встал на ночлег среди древних руин. И ко мне немедля устремились быки. Я вход перегородил, как мог, и, чтобы отпугнуть тварей, помочился у входа. Мерзкие извращенцы тут же столпились и принялись лизать смоченную землю. Ночью мне мясо не снилось.

Да, это скальники. Не надо по ночам ходить на Уапи.

Поутру я уныло направился вниз, оставив за спиной и седловину между Ранрапалькой и Ишинкой, и Урус, и всё остальное. Оставались два дня, и мне захотелось куй с Уаскараном. За выходом из узщелья меня поймала маршрутка, при виде которой наши гаишники дружно рехнулись бы. Здесь маршрутки называются „коллективо“ и могут вместить корову. Нередко и вмещают. По пути вниз я поболтал на смеси портуньола и кечуа с хозяйкой трёх коров о картошке, скотах и Беларуси. Уарасские картофельные поля до боли напоминают наши. Только копают корнеплод не лопатой, а мотыгой.

Вернувшись к фрау Элизабет и псёнку в хостел „Шатци“, я первый день только жрал и валялся на солнышке. Почти употребил куй. Но решимости не хватило, и вместо я взял ломбо. Это полоса, выкроенная из говяжьего зада, вымоченная, зажаренная на гриле и посыпанная крупной солью. Я наслаждался и думал о лизавших быках.

На второй день я отправился к Уаскарану, в мёртвый город Юнгай. Но про это писать не буду. А вместо того познакомьтесь: куй. Он вкусный, хоть и крыса (фото из википедии, у меня рука не поднялась).

Еще интересные статьи

8 комментариев

Тоже мне — мерзкие извращенцы, нашел новость. Не помнишь, как они возле нашей стоянки в ущелье Чаухи траву хавали? Аж до камней догрызли. Мочевины им в организме не хватает :/

Мало ли чего кому не хватает. Может, кому-то волосья с меня обгрызть захочется или хуже того? Извращенцы — они и есть извращенцы.

А еще, помнится, к тебе бык приставал, в том же самом ущелье. Под предлогом помощи в приготовлении еды. Потом бычок лизнул горячий экран, обжегся и немного к тебе охладел. А сначала так льнул, так в глаза заглядывал… у меня и фотки есть!

Могилевцев тяжело задумался …

Это всего лишь любовь к братьям нашим меньшим. Грузинским УК не предусмотрено.

В Перу небось с этим построже

Не проверял. Баррикадировался на ночь, кабы чего не вышло. И не вошло. Индейцы — они страшные люди. У них марксизм был. Общность быков.

Добавить комментарий