Северный поход

foto-1

…Разрубив топориком пачку сливочного масла для завтрака, я спросил у Коли, — «а сыр вы тоже колете?», — «нет, сыр мы распиливаем»…было ясное морозное утро шестого дня обычного лыжного похода по Приполярному Уралу под перевалом Студенческий, что возле горы Манарага… но начну сначала.

«Папа, расскажи мне про Север».

«Хорошо, моя маленькая девочка…я расскажу тебе…Север это Океан, только снежный, где Люди, как маленькие редкие песчинки плавают в снежных реках, которые текут с белых Ледяных Гор и впадают в бескрайние воды, где царят Холод, Ветер и Безмолвие…»

Это было в марте 2013 г., когда мы собрались пройти лыжную четверку на Приполярном Урале. Маршрут планировался с Базы Желанной до станции Косью, с восхождением на г. Народа (1895 м, высшая точка Уральских гор,), г. Манарага (1662 м, «медвежья лапа», ее еще называют «короной Урала»), в. Колокольня (южная и северная) и выход по реке Косью («порожистая река») к одноименной ж/д станции. Жизнь внесла свои коррективы и выходили мы через перевал Мария Западный, р. Седью («черная река») возле г.Сабля по Аранецкому тракту в пос. Аранец и далее до ст. Печоры.

foto-2

*Высшая точка Уральских гор изначально названа в честь советского народа и получила название г. Наро́дная, у туристов и местных жителей принято называть ее На́рода, по названию одноименной реки, текущей у подножья. У манси гора называлась Поэнгурр.

Нас было шестеро:

  1. Коля Свиридов (руководитель группы), с которым мы прошли памятный для меня Дубль Пик на Кавказе, тоже кстати четверку.
  2. Леонид Мацукевич (наше самое сильное звено).
  3. Лексин Александр Григорьевич (он же Григорич, но не из за возраста, а потому что уважаем его за жизненный и туристический опыт).
  4. Женя Дикусар (мастер и кандитат в одном лице, спорта и наук соответственно).
  5. Саша Швед (единственный кто мог тягаться с Леней по лыжам).
  6. Костя Хоменков, автор этих строк, про которого Леня в конце похода сказал: «человек ты интересный, хорошо с тобой было потрындеть».

foto-3

 

После двух суток пути на поездах Минск-Москва и Москва-Воркута, ничем не примечательного и можно сказать стандартного, кроме того, что наша компания была непьющая и попытка забыть палатку в поезде Минск-Москва не увенчалась успехом, прибыли мы в г. Инта, республика Коми.

Осознание предстоящих испытаний, стало приходить именно в поезде Москва-Воркута, где покрытое изморозью окно…изнутри и примерзший к окну матрас, который приходилось периодически отдирать, ненавязчиво заставляли задумываться о будущем.

foto-4

 

Перед прибытием в Инту, неожиданно проснулся внутренний голос и настоятельно посоветовал не снимать тонкие штаны, а оставить их и одеть сверху еще одни теплые. Я конечно стал возражать и приводить убедительные аргументы, что я на Дубль Пике с двумя холодными ночевками выше 4 тыс. м подряд в термобелье и тонких брюках не замерз, но внутренний голос не принял это во внимание и гнул свое. Ладно, буду париться в двух штанах, подумал я и одел теплые брюки поверх тонких…париться не пришлось ближайшие две недели.

Выгрузились мы в шесть утра из поезда со своим немаленьким багажом: рюкзаки, саночки, жучки, лыжи и ммм…домашними ссобойками.

Всем кто давал конфеты, колбасу, пирожки, чай и прочие вкусности, ел за нас борщи и принимал теплые ванны, а самое главное ждал нас, наша огромная Благодарность…это нам очень здорово помогало.

Вдохнули свежий морозный воздух и…выдохнули его уже в здании вокзала, ноги и руки сделали все сами и очень быстро, не ожидая команды из головы «беги Лола, беги».

Стали думать над извечным вопросом: «что делать», потому что заказанная предварительно машина не пришла. Я пошел искать ответ в вокзальный буфет, следуя советам внутреннего голоса «поесть…напоследок».

Отказавшись от радикальных предложений идти на лыжах 160 км до точки начала маршрута, Коля и я поехали в управление национального парка «Югыд-Ва» («чистая вода»), по которому пролегал наш путь и который обещал машину.

На здании почты увидели электронный термометр, который показывал «-380С», нос еще глубже уткнулся в воротник, предусмотрительно взятой у Антона Шелковича его знаменитой боевой пуховки. Нос Коли оказался не столь проворным и на заданный через несколько минут местному жителю вопрос: «как пройти к Дзержинского,27?», был получен ответ: «Мужик три нос, ты его отморозил». Так мы и передвигались, Коля сосредоточенно тер нос, а я свой пытался поглубже спрятать в боевую пуховку Антона. После некоторых перипетий, попали мы в управление нацпарка, зарегистрировались, получили консультацию, нашли транспорт и под сочувственными взглядами сотрудников двинулись в неблизкий путь в 160 км до Базы Желанной, откуда собственно и планировалось начинать наш маршрут.

 

foto-5

foto-6

 

К шести часам вечера добрались мы до Базы Желанной. Выгрузились невдалеке от стоящих домиков Базы с его призывно светящимися окнами. Пританцовывая, с грустью и надеждой поглядывали на них, т.к. по плану мы должны были сделать один-два перехода и ночевать в палатке. Пришли Морозище и Ветрище и на пару стали приставать к нам и хватать за все части тела, а мы пытались отбиваться от их настойчивых приставаний. Сопли потекли из носа и сразу замерзли. Тут пришел Коля, который ходил на Базу договариваться о ночлеге и сказал, что добрые люди пустили нас переночевать…правда в двухместный номер и за тысячу рублей с носа. Коля еще договаривал фразу, а мы уже бежали на Базу…в Тепло.

Утром, подождав пока хоть немного стихнет намечавшаяся Пурга, выдвинулись в сторону карового озера Кольцо (туристскому народу более известному как Бублик).

Медленно бредя против ветра с тяжелым рюкзаком и не менее легкими саночками, нос по привычке прятался в облюбованное им место…боевую пуховку Антона. Глаза, спрятавшись за горнолыжную маску, уже смелее взирали на окружающие просторы и белоснежные Горы…но в голове уже начинала крутиться не менее знаменитая, чем пуховка, песенка Марины Французовой про маленькую лошадку, ее несладкую ношу и день, когда она ее бросит. А вдруг этот день сегодня, возникла спасительная Надежда, внутренний голос ехидно засмеялся и сказал «ага, наступит…недели через две».

При переходе через речку Балбанью («река идолов») по гладкому льду, налетевший порыв ветра сбил меня с ног и протащил метра 3-4 пока я не применив весь свой альпинистский опыт, палки, лыжи, рюкзак и саночки не смог задержаться (хотя честно говоря, ветер просто стих). С трудом поднявшись, я перебежал на другой берег, настолько быстро, насколько позволяли это лыжи, 20-ти кг рюкзак и не менее легкие саночки. Подумал, как славно было бы здесь оттачивать технику зарубания. С кошками и ледорубом, лучше конечно без рюкзака и саночек, и главное никому тебя на веревке тягать не надо, ветер все сделает сам, а если не зарубишься, то дальше Базы Желанной в 5-ти км не проедешь, ну или твои уши.

«В общем мало нам не будет…» тихо и задумчиво сказал внутренний голос, точь в точь как Дима Глиндзич перед нашим восхождением на г. Чапдару в Фанских горах.

foto-1

Любуясь окружающими красотами, размышляя от отличиях подхода на Севере и в Горах, жалея об отсутствии вида длинношерстных северных осликов, которые за умеренную плату смогли бы занести наши вещи…под местную Бодхону,тут же съехидничал внутренний голос, я медленно брел по долине реки Балбанью.

Часам к шести вечера, пришли мы, вернее все пришли, а я чуть доплелся к месту нашей стоянки.

Всего несколько часов интенсивных физических упражнений, которые стали практиковаться ежедневно, как правило, в вечернее время и наша желтая позитивная палатка «Зима» была установлена, дрова для печки заготовлены, еда приготовлена и мы в тепле (правда снег не таял внутри палатки) и уюте пьем чаек.

foto-8

 

Дрова в печке весело потрескивают, мы еще полны сил и задора и оптимистично размышляем о наших планах.

foto-10
foto-10_1

Звезды принарядились, словно у них сегодня ночью в районе перевала Балбан был парад и предстали во всем своем великолепии…призывно звали на них посмотреть. Однако вспомнив про возможные нахальные приставания Морозища и Ветрища мы предпочли не высовывать носа из палатки…вот если бы северное сияние, тогда да. Я выдвинул идею делать верх палатки «Зима» прозрачным, чтобы, не выходя из палатки смотреть на такие красоты, а еще здорово, стенки печки тоже делать прозрачными и смотреть еще и на огонь, размечтался я.

Всем интересно, сколько градусов мороза и мы просим Колю, у которого единственный термометр, провести измерения. Коля говорит, что мороз не крепче 20-ти градусов, на что все возмущенно говорят, что дескать ты Коля несколько заблуждаешься градусов так на двадцать, после чего Коля выкладывает из палатки термометр и через некоторое время демонстрирует нам его показания: действительно «-200С»…шкала у термометра только до «-20», поэтому морозов сильнее «-200С» в нашем походе не было зафиксировано.

На следующий день мы планировали сходить г. Народа, по маршруту 1Б радиально.

Утром раздался рев моторов. К палатке подъехало несколько снегоходов. Оказалалось, что это группа фото/видео корреспондентов из сообщества Russian Travel Guide, снимающих фильм про Север и хотящих сходить на Гору…к слову сказать до начала маршрута надо было еще идти несколько часов на лыжах.

foto-11

 

Старший спросил у нас: «Был ли кто-нибудь из нас на вершине?». Мы были опытными и решили благоразумно не признаваться, что никто из нас на Горе не был и сделали вид, что как минимум раз в неделю ходим на г.Народу. Что то прикинув, в уме он сказал нам: «Сводите этих репортеров на Гору, мы двоих из вас подкинем на снегоходах под маршрут». Так Коля, как руководитель и я, как штурман и счастливый обладатель GPS навигатора с картой и точкой вершины, оказались под маршрутом. Вскоре, решив задействовать и всю нашу группу в съемках, и остальные наши товарищи были заброшены под маршрут.

День для съемок был просто чудесным: яркое синее небо, белоснежные Горы, искрящийся снег, небольшой мороз градусов 15-20 и пока не сильный ветер.

foto-12
foto-13

Прибыв под маршрут, мы с Колей быстро сориентировались и уверенно указали путь подъема — по гребню, тем более, что другого пути на вершину соответствующего 1Б, там в принципе не было. Идти с нетяжелым рюкзаком на вершину по 1Б в хорошую погоду просто милое дело, можно получать удовольствие от процесса, скажу я вам. Дойдя с корреспондентами до предвершинного взлета, где стоял Крест, означающий еще и границу Европы и Азии, мы оставили репортеров делать съемки, а сами пошли на вершину.

foto-14
foto-15

 Зашли на вершину, открылись просто сказочные виды, которые так и просились на фото.

Сделал я несколько фото и понял, что сказанные накануне слова опытного Жени Дикусара: «одно фото=минус палец» имеют сегодня право на жизнь.

foto-16
foto-17

 Да и вообще технология фотосъемки в походе была примерно такой: доставался аккумулятор из-за пазухи, быстро вставлялся в фотоаппарат, делалось несколько кадров в разных режимах (без всякой настройки), быстро производились операции в обратном порядке и долго отогревались пальцы…так что некоторые очень красивые виды приходилось оставлять в сердце, а не на фото.

foto-18
foto-19

Спустились к началу маршрута, там где снегоходы ждали репортеров и увидели женщину средних лет весьма упитанных форм. Вежливо поинтересовались насчет того «что и вы из команды героических репортеров?» и получили ответ, что она директор этого мероприятия и контролирует, чтобы « эти мужики действительно сходили на Народу, а не пили внизу на Базе».

Погода начинала портиться, мы уже оказались не нужны и своим ходом поспешили к палатке и около 16.00 были на месте стоянки.

foto-20

Следующий день развивался по закону сохранения энергии: если вечером было очень хорошо, то утром очень плохо.

По плану у нас было запланирован переход в долину р. Манарага со сквозным прохождением перевала перевала Каркар, 1240м, 1Б.

Собрались и вышли, хотя уже прилично мело. Путь наш пролегал по узкому желобу, который очень смахивал на большую аэродинамическую трубу…включенную, (на фото она выключена).

foto-21

 Каждые 10-15 минут следовал порыв ветра, который сбивал кого-нибудь с ног, приходилось снимать рюкзак, вставать, одевать и снова медленно продвигаться вперед. Часа три мы так упирались и медленно ползли в…я хотел сказать к перевалу Каркар. И вот когда оставалось метров 200 до поворота с этой трубы, последовала короткая команда Коли «Вниз», возражать никто не стал, и мы покатились вниз, подгоняемые попутным ветром к месту нашей стоянки. Нашли ее по точке забитой в GPS и стали устанавливать палатку…наивные люди: почти установленная «Зима» была сорвана порывом ветра, при этом основательно забитые в снег лыжи «Бескид» были вырваны как спички. Палатка несомненно улетела бы в сторону перевала Балбан, если бы не находившийся внутри Саня. Поняв бесперспективность нашей борьбы с Ветром, мы просто залезли внутрь палатки, как в мешок, затащили рюкзаки и стали пережидать пургу, благо сидели мы в вырытой предварительно яме, ниже уровня снега.

foto-22

foto-23

 Часа через два ветер немного стих и мы занялись строительством: вырыли карьер, напилили снежных кирпичей и построили добротную стеночку. Жаль, нет фото этой монументальной постройки, потому что…«одно фото=минус палец»…лишних ни у кого не было. Установили палатку, правда кол внутри еще часа два приходилось по очереди держать, но жить уже можно было, правда без печки, трубу которой вырвало бы при таком ветре.

Место нашей стоянки было решено назвать «Монтана» (после рассказанного Леней анекдота). Название прижилось и стало нарицательным в нашем походе. Я думаю, у каждого туриста/альпиниста есть своя незабываемая «Монтана».

Начало следующего дня было пугающе похожим, ветер и видимость были практически идентичными и напевая песню «последний бой он трудный самый» пошли по уже знакомой «аэродинамической трубе» каждую минуту, ожидая подвоха.

Но сегодня закон сохранения энергии действовал в обратную сторону: если вечером было очень плохо, то утром хорошо. Ветра не было…просто мы забыли, что в мире 8-е марта и все поздравляют прекрасных дам и не занимаются такой ерундой как включение аэродинамической трубы на Приполярном Урале.

Подошли мы к перевалу. Наверх, по правому склону шел хайвэй (автобан), в смысле пологий подъем с плавным набором высоты. Когда Коля свернул в сторону крутого подъема в лоб, я вежливо поинтересовался, а не туда ли нам надо, показав рукой в сторону хайвэя, на что Коля не менее вежливо ответил «лавиноопасно, можно подрезать склон».

Полезли в лоб и лазили на перевал…три раза. Первый раз с рюкзаком, пробивая наст коленями и делая «траншею» в снегу, проваливаясь местами по пояс, второй раз вернулись и повторили упражнение уже с саночками и третий раз с лыжами…умаялись.

foto-24

 Однако это были еще цветочки, ягодки росли на спуске. В принципе это был обычный спуск в Горах с перевала 1Б…только по обледеневшим камням, с тяжелым рюкзаком и саночками, норовившими застрять между камнями или убежать вперед, естественно с их хозяином. А потом камни закончились, и мы попали в…«лягушатник», знаете такой неглубокий бассейн для детей, у нас он был всего по пояс и заполнен снегом и барахтались мы в нем пару часов.

foto-25

Стало темнеть, тут как раз закончился наш сеанс в бассейне и мы, отпустив пару жучек на волю (это когда саночки и баулы отвязывают и спускают с перевала одних), спустились в долину реки Манарага и стали на стоянку. И занялись ежедневными вечерними физическими упражнениями: утрамбовка снега под палатку и ее установка, пилка и колка дров…все это в лыжах.

foto-26
foto-27

«Ерунда, какая то», подумал я и снял лыжи…тут же провалился по пояс, с трудом выбрался, как из болота и подумал…а может и не ерунда, можно и потерпеть.

На следующий день у нас были планы пройти по долине реки под г. Манарага, чтобы потом сходить на нее по маршруту 1Б.

День начинался просто замечательно.

foto-28

Солнце, синее небо, искрящийся снег. Виднеющиеся вдали белоснежные Горы, во главе с Манарагой радовали своим видом и манили нас. Идти предстояло по долине реки, лезть никуда не надо, ветра не было. Любуйся красотами, тяни себе жучку и все дела, да к тому же Коля объявил полудневку…радужным мыслям оставалось жить пять минут.

foto-29
foto-30

Тем более у Удачи было много дел и она ушла, оставив место себя северную подругу, которой видно мы приглянулись (конечно, такие мужики, в самом расцвете сил), и звали ее…Тропежка. Под ее неусыпным контролем, чтобы никуда не слиняли и добросовестно трудились в поте лица, мы занялись постройкой снежного автобана в долине реки Манарага, как в Ленином анекдоте «в сложных условиях Севера, без спирта и дам».

После прохождения нас с саночками оставался такой хайвэй…просто заглядение.

foto-31
foto-32

Когда скорость передвижения упала до 1 км/ч, а наше настроение вместе с ней, Коля решил сменить тактику: первый оставлял саночки и рюкзак и шел 150-200 м налегке, прокладывая путь, остальные двигались по его следу, потом он возвращался к своим вещам и догонял группу по проложенному пути, а на его место становился следующий. Скорость возросла до 1.5 км/ч.

foto-33

Дошли к обеду до балка Манарага (5 км), он оказался полуразрушенным, перекусили и пошли дальше.

foto-34
foto-35

 Солнце красиво садилось за Горы и вспомнился случай, когда мы, группа новичков спустились с Гумачей (Кавказ, 1Б) на ледник часов в шесть вечера и одна романтическая барышня, увидев заходящее солнце, воскликнула: «как красиво», на что наш инструктор сказал примерно следующее: «пожалуйста, пойдемте побыстрее в лагерь, а то будет не очень хорошо».

foto-36

Часов в шесть вечера Тропежка ушла по своим делам. Коля взял власть в свои руки и скомандовал ставить лагерь. Нашли подходящую полянку в лесу, недалеко от ручья, текущего с перевала Студенческий, под Манарагой и занялись вечерним моционом, чтобы бессонница не мучала и вообще лучше спалось, но не во время ночного дежурства возле печки конечно.

Заканчивался пятый день похода. Полудневка…о полном рабочем дне думать не хотелось. Засыпая, в голове всплыли слова иструктора Андрея Дзисяка «веселее!…мы же в отпуске».

Утром шестого дня, разрубили масло, распилили сыр, приготовили завтрак, перекус и пошли на г. Манарага, по 1Б.

foto-37(1)
foto-37

 Без рюкзаков и саночек к обеду зашли на перевал Студенческий. Однако погода портилась, сильно мело, вершину периодически затягивало и мы решили не идти. Спустились в лагерь к 15.00.

Седьмой день шли по долине р. Манарага…или плыли по неглубокому бассейну…или строили хайвэй…даже не знаю как это назвать, можете выбирать на свой вкус. На фото втором фото обратите внимание га тропу после Сани.

foto-38
foto-39

Вечером, у меня как у штурмана и обладателя GPS, мои товарищи спросили сколько км дороги мы построили. Я произвел расчеты и не подумав о последствиях, сказал правду: 8 км…поняв, что могу быть бит за такие слова, снова уткнулся в GPS, еще раз все тщательно пересчитал, немного добавил и опять не подумав сказал, что 8.5 км прошли…улучшения не наступило. Я предложил выпить по колпачку коньяка, предусмотрительно взятого из Минска для таких случаев. Выпил даже воинствующий трезвенник Саня. Лене и Григоричу пришлось осваивать незапланированную по штату должность замполитов и поднимать наш боевой дух веселыми историями из их богатого туристского опыта и почти приличными анекдотами. Результат на…фото.

foto-40

На следующий день прошли 10 км и дошли до балка (избушка с печкой) Юнко-Вож. Ночевали в тепле и уюте, на радостях так натопили, что только веника не хватало…нехотя внутренний голос согласился, что сегодня можно снять теплые штаны.

 foto-41
foto-42

 Днем мы провели референдум и решили изменить наш маршрут, продолжая строительство автобана по р. Косью мы сильно рисковали не успеть на наш поезд.

Идти решили там, где могли быть буранки (следы от снегоходов) по р. Седью возле г. Сабля и через Аранецкий перевал и приют спасателей в сторону пос. Аранец. Оставалось дело за малым: пройти перевал Мария Западный, 1050 м, 1Б…и мы в дамках. По словам Григорича мы выходили на оживленную трассу, где полно буранок (следов от снегохода), а застопить снегоход, это как…в общем легко.

На следующий день, на волне патриотического подъема, мы преодолели перевал Харота, довольно пологий, прошли по долине реки и вышли на границу леса на ручье Большом под перевалом Мария Западный.

foto-43
foto-44

Правда GPS пытался нас завести в другую сторону, но мы не поддались на его провокации и вышли в точно назначенное место…чему я как штурман весьма удивился. Пришли на стоянку несколько уставшие. Я взял красную петельку за которую цеплял саночки к поясу, повесил на белую березку и предложил всем кто не хочет так больше мучиться воспользоваться этим вариантом. Леня ответил словами товарища Сухова: «лучше помучиться конечно», что мы и продолжали делать последующие дни.

Назавтра прошли перевал Мария Западный…всего дважды. Леня с Саней трижды героически помогая товарищам. Первый раз с  рюкзаком и второй раз с саночками. Перевал довольно пологий, но тягучий и выматывающий. На перевале одели кошки, отпустили жучек вниз по своим делам и по довольно крутому снежному кулуару спустились вниз. Опытный Женя, перед спуском перекрутил и прикрепил коврик, красной стороной наверх, а на мой вопрос «зачем?», ответил, чтобы лучше было искать в лавине…

Спустились, перекусили…задрав голову и посмотрев на перевал, подумал что все таки хорошо, что мы не лезли на него с этой стороны.

foto-45
foto-46

Дальше продолжали спуск по лесу, который запомнился мне…волшебным снегом, таким мягким и пушистым, такого я больше не видел.

foto-46_1
foto-46_2

Вышли в долину реки Вангыр прямо на…обещанный Григоричем автобан (буранку) и было нам счастье. Идти или можно сказать лететь, как нам казалось по сравнению с предыдущими днями, стало на порядок легче.

foto-47
foto-48

Впереди нас ждало еще несколько дней:

С выматывающим переходом к Базе Озерной.

«…Я помню эти печальные глаза, грустные лица Туристов, уходящих из тепла, с тяжелыми рюкзаками в Холод и Неизвестность дальше по маршруту», глядя на нас, с ностальгией сказал парень из Перми на Базе Озерной, где у нас был перекус. «Когда то и я был таким» — добавил он. Он приехал с другом за 1.5 тыс. км покататься на снегоходе по этим местам.

С лыжным марафоном к базе спасателей на Аранецком перевале возле величественного массива г. Сабля…в конце которого почему то вспомнилось, что первый марафонец умер от нагрузок.

foto-49
foto-50

 С поездкой за буранами на веревке: прямо как на водных лыжах, только без воды — так спасатели помогли нам добраться до поселка Аранец.

foto-51

  foto-52

 Но это уже были дни, когда мы шли по буранке, периодически встречали людей на снегоходах, а «слава» о нашей группе шла впереди нас. Люди встречавшиеся нам по пути, говорили: «а это та самая группа из Минска…слышали о вас». Просто все меньше людей ходит в многодневные лыжные походы. За все время похода по такому известному туристическому району мы не встретили ни одну группу туристов на лыжах.

Добрались мы до станции Печора с помощью спасателей и поехали домой, выпив в поезде по колпачку коньяку с традиционным тостом «за то что выжили» и с благодарностью за ожидание и тревоги близких нам людей.

 

…По этим снежным рекам приплывают на Север Люди, все чаще за пропитанием, удовольствием, развлечениями, все реже они приходят под Парусом, по зову тоскующего Сердца, чтобы побыть наедине с собой и с Океаном один на один…моя любимая маленькая девочка уснула, а за окном в лучах фонарей искрились белые снежинки, прилетевшие с далекого Севера и зовущие за собой.

 

В рассказе были использованы фотографии Кости Хоменкова и Жени Дикусара.

 

8 комментариев

Отличный рассказ, Костя! И пейзажи впечатляют! Если не думать о том, как там было напряжно и прохладно, то вам можно только позавидовать 🙂 А что там за гора такая острая на foto-36.jpg ?

Дима, это Манарага, только с другой стороны.

Очень здорово, Костя! Хотя зависти (как у Димы), честно говоря, нет 🙂 Но почитать рассказ было очень интересно.
Рад, что пуховка пригодилась 🙂

Костя, спасибо за интересный рассказ.
а расскажи пожалста (мне как нетуристу) нельзя ли было придумать камуса для лыж?

Там у них у половины были скитуры с камусом. Потому Костя и расстроился, когда Коля объявил склон лавиноопасным, потому что у Кости как раз были скитуры и он мог легко подняться на лыжах. А у половины были бескиды, самые новые из начала девяностых и никаких камусов, насколько я знаю, к ним не прилагалось.

вооот, поэтому я и написала «придумать камуса»…

Дима, Гора на фото 36 (на фоне заката), это массив горы Колокольня (1724 м), их несколько вершин южная, центральная, северная, на фото скорее всего южная, а на следующем фото действительно Манарага в анфас.
Камуса кстати цепляют и на бескиды. Камуса хороши при подъеме, при ходьбе по ровной местности или на спуске они притормаживают движение, а снимать и клеить их на морозе проблематично, хотя на самом деле главное это физическая и лыжная подготовка.

Дзякуй за цікавы расповед!
Прыгадалася вандроўка 30-гадовай даўніны па Беларусі: у намёце +20, а за намётам — 25.
Печка патухла — праз 10-15 хвілін тэмпература роўная за намётам.
Хапіла толькі на 2 начоўкі.
Чытаю, здаецца ногі нават зараз інеем пакрываюцца 🙂
Малайцы!

Добавить комментарий