Восхождение на Далар по маршруту Степанова (Номинация №4: альпинистское восхождение)

В этом году наша спортивная группа в составе Ирины Шеверневой, Александра Степаненко, Алексея Ларина (собственно, меня) и наблюдателя-вспомогателя Ольги Желудок посетила район Узункол. Самым красивым, сложным и запоминающимся восхождением для нас в этом сезоне стал маршрут на вершину Далар по Северо-восточному ребру. Маршрут это впервые прошла команда капитана Степанова в далеком 1962 году, спрямив маршрут в его вершинной части, пройдя башню Далара «в лоб». С тех пор маршрут Степанова считается самым красивым, пусть и не самым сложным маршрутом района. Наше знакомство с вершиной состоялось на ночевках под Доломитами, где мы совершали тренировочные восхождения – огромное ребро Далара с ярко выраженной вершинной башней, отделенное от основной части горы снежным поясом, выглядело величественно и неприступно. Правда, выглядело оно, когда его можно было рассмотреть – большую часть времени гора была окутана облаками, даже если вокруг горизонт был чист.

image 154
Далар в облаках


Окончательно решение идти на нее созрело, когда мы стояли в коридоре учебной части АУСБ «Узункол» — там висели на стенах большие черно-белые фотографии Далара с контрастно выделенным ребром – смотрелось замечательно! Юрий Юрьевич Арцишевский, начальник учебной части АУСБ «Узункол», сказал, что маршрут очень красивый, логичный, практически полностью проходим в хорошую погоду свободным лазанием и нам его однозначно надо лезть, не отвлекаясь на другие цели, тем более, что для Иры и Саши это была первая «пятерка бэ». 

Долгосрочный прогноз обещал «окно» хорошей погоды в два-три дня, что как раз совпадало с нашим графиком отдыха-работы, как-то даже природа помогала!

Вышли под маршрут. Изначально планировали спускаться по дюльферной дорожке, которая была пробита с Далара специально для Чемпионата России по альпинизму в 2008 году и выходила в тоже ущелье, поэтому брали с собой большую палатку (поспать нормально перед горой), спальники ну, и всего вдоволь, чтобы спустившись не бежать вприпрыжку в лагерь, подгоняемые голодом и холодом. Я, как самый хитрый, спальник тяжелый не брал, а взял два легких, в которых мы планировали спать наверху, засунул один в другой и таким образом переночевал – холодно не было!

панорама под даларом
Панорама под Даларом

Вышли не слишком рано, часов около 7, так как хотели просмотреть состояние ледника и восстановится после вечернего активного поиска места для ночевки. Всю ночь с ледника под Даларом шли ледовые обвалы, и хотя было это далеко, грохот стоял впечатляющий. Ночевали мы на морене под бараньими лбами, так как хорошего места на них не нашли (как потом оказалось, ночевки из описания маршрута мы видели, но не поверили – были они очень далеко от начала маршрута). Бараньи лбы и ледник мы прошли за час и подошли собственно к началу нашей эпопеи, трещине в леднике, из которой выходила косая полка – собственно, скальное начало маршрута. Посмотрели на разорванный ледовый мост и на крутой взлет за ним, думали лезть там, но тут к нам сверху, через разрыв, стали прилетать куски льда и камешки и мы решили, что полезем под нависающей частью ледника – там просматривалось начало полки, вроде бы и простое, но вроде бы и залитое водой. Делать нечего, размаркировали веревки, перераспределили вещи (первому железяки, второму и третьему все остальное) и полезли. Выход на простой рельеф оказался совсем не таким простым, как казалось снизу. Настолько непростым, что Ирин рюкзак вытаскивали полиспастом, а Саша испытал пару неприятных минут, вылазя последним.

image 200
Выход из трещины на начало маршрута

Но все неприятности рано или поздно заканчиваются, пройдя разваленную косую полку, мы вышли на стенную часть, я надел скальники, Ира с Сашей получили по моему башмаку и кошки в рюкзаки и мполезли нитку Степанова. Погода стояла замечательная, маршрут читался неплохо, время от времени путеводными звездами встречались забитые крючья и даже шлямбура. Скальники на сухом камне держали прекрасно и я в который раз порадовался, что успел купить перед выездом в Житомире румынские тапки – недорогие, комфортные, да еще и лезть в них оказалось нормально. Очень быстро подошли к предполагаемому первому месту ночевки – провал в теле горы, слева огромный грот с залежами снега в глубине, куда не добивают солнечные лучи, справа ниша с выровненным полом – явное место отсидки. Но место нам не понравилось – полка какая-то маленькая, серенькая, да и разгар дня, солнышко светит: «работайте, негры!».

image 204
Провал у предполагаемого места ночевки

Надо сказать, что «неграм» доставалось: хотя спальники были выбраны наилегчайшие из возможных и палатка была однослойная и двухместная, кошки, инструменты и продукты заметно осложняли жизнь второго и третьего на маршруте. Саша лез с маленьким, но тяжеленьким штурмовым рюкзаком BlackDiamond, а Ирина тащила на себе мой 69-литровый «Баск», в котором лежали объемные и тоже нелегкие вещи. Поэтому Ира, как девочка, двигалась у нас на перилах с договоренностью, что если дело будет плохо, то рюкзак ее будем вытаскивать наверх. Надо сказать, этой схемой движения мы так и не воспользовались, что, несомненно, ускорило наше продвижение наверх.

В первый день мы пролезли 11 веревок из 36 описанных, но это нас не расстраивало, потому что веревки были длинные, лезлось хорошо, да и первый день на горе – привыкали!  При лазании использовали весь арсенал страховочных приспособлений: френды и закладки, якорные и швеллерные крючья. Якоря харьковской работы, как всегда, показали себя с наилучшей стороны. Первую ночь мы провели на удобной полке, правда с перилами, протянутыми через палатку, но без касок и беседок на участниках, несколько стесненно, но хорошо отдохнули и с первыми лучами солнца собрали лагерь и полезли вверх.

image 206
Первая ночевка

Второй день я снова лидировал, так как мы договорились, что Саша полезет вершинную башню, где по описанию встречалось ИТО, до которого Александр большой любитель. Психологически второй день был легче первого. Во-первых, сказывался приличный набор высоты, то есть, мы лезли «5Бэ», с трудностями и небыстро, но втроем же и для двоих участников первую в жизни! А во-вторых, мы приспособились к лазанию втроем, схема наладилась и скорость движения возросла. Справа стали появляться старые шлямбура с навязанными старенькими петельками – дюльферная дорожка. Шлямбурами я время от времени пользовался, хотя часть из них была с малым диаметром уха – под старые титановые «Ирбиса». Выйдя на полку, от которой начиналась очередная сложная веревка, я посмотрел на небо – оно голубело, но над вершиной Далара появились «цирусы», нежнейшие облачка, предвещающие непогоду. Подумав, я решил положиться на прогноз, который обещал еще хотя бы день хорошей погоды и выбросил всякие панически мысли из головы, тем более, что лезть надо было стенку по которой бежал ручеек и которая поименована была как «лазание V+ — VIкатегории сложности».

image 222
Один из сложных участков

Впрочем, несмотря на цирусы и сложное лазание, день мы завершили по плану – на удобнейшей ночевке под вершинной башней Далара – прекрасная ровная полка, рядом вода, правда, пришлось усовершенствовать водопроводную систему, «шхельда» (туалет, по-нашему) отделен снежным ножом от основной полки. В общем, рай земной на отдельно взятом маршруте! На этой же полке стала понятна дюльферная дорожка, идущая параллельно маршруту по стене: истлевшие резиновые перчатки, куча использованных шприцов и ампул, остатки перевязочного материала – кого-то Гора не пустила. Тут же был обнаружен пустой газовый баллон, и что особенно поразило – ржавый напильник вполне себе нормальных размеров! На ночь мы устроились вполне себе хорошо, места было предостаточно на полке, правда, не очень много в палатке, но тут уж что поделать. потолкавшись боками и плечами, мы уснули праведным сном…. чтобы проснуться около полуночи от ярких и бесшумных вспышек-зарниц, которые били через незакрытый полог прямо в лицо. Дело в том, что палатка–однослойка при большом скоплении народа начинает активно конденсировать влагу внутри своего объема, поэтому при хорошей погоде я оставляю двери почти наполовину открытыми. Вот через эти приоткрытые двери мы и наблюдали зарницы во все небо, причем не на долю секунды а на несколько, как будто включали солнце, но не желтое и дружелюбное, а какое-то розовато-белое и смертоносное… Потом гроза пришла к Далару и началось: вспышка-удар грома. Настоящий удар, такой, что я по-настоящему боялся, что пойдут сверху камни от детонации. А уж вспышка: долгая, мерцающая, яркая и такого опасного цвета, что я просто как-то даже из палатки не хотел вылезать, чтобы посмотреть куда бьет. Ну а потом пошел град, за ним снег, гроза стала удаляться и мы с испорченным настроением и под шорох снежных хлопьев наконец-то уснули.

image 227_1
Ночевка вечером и утром

Утро встретило нас новой порцией града-снега (я еще подумал, хорошо, что мы высоко – мой старенький мембранный «Баск» уже только как ветрозащита работает, дождь через него проходит не замечая). Несгибаемый Саша предложил выходить немедленно, но мы с Ирой, не закаленные Памиром и Фанами, как-то не захотели, в итоге, вышли позже на час, успев собраться в «окно» между снежными зарядами. Видимость была практически нулевая, ну, 5-15 метров и то, только когда порывы ветра немного разгоняли облака, и мы медленно, практически на ощупь стали искать путь к выходу на вершинную башню, а именно, к длинному 120-метровому камину, который должен был вывести нас на гребень. Проутюжив снежный пояс с огромным камнем посередине, мы нашли загнанный у основания камина швеллер и решили, что нам надо сюда.

Надо отметить, что погода радовала постоянством: как начался с утра снег с крупой, так они с небольшими перерывами и продолжались. Первым лез Саша, за ним перилила Ира, я успевал так настояться на станции, что добегая до конца веревки, где меня ждали товарищи, согреваться не успевал. Ни рюкзак, ни выбивание крючьев-закладок-френдов никак обогреву организма не помогали. Время от времени вспоминался армянский коньяк, который наш наблюдатель Оля привезла с собой. Но где мы, а где вожделенные бутылки… Саша в кошках лез уверенно, метры уходили под нас, настроение улучшалось – гребень неумолимо приближался, хотя и невидимый в густом тумане. Немного раздуло и в разрыв я увидел жандармы гребня практически перед нами!

image 236
Перед выходом на гребень

Это было прекрасно, потому что я уже начал сомневаться в том, что нам сегодня суждено увидеть вершину. Туман снова скрыл все, но мы уже знали, куда и даже как лезть! Как же я ошибался! Выйдя на гребень, Саша сообщил, что обхода слева, как нарисовано в схеме, нет. Справа его тоже не было. Туман и снег не выключались, время шло, настроение ухудшалось. Но пока я долез до ребят, они уже смогли увидеть в разрыв облаков полку ниже маршрута и найти дюльферную петлю к ней. Так мы спустились, как ежики в тумане, на грузинскую сторону Далара и по полке вышли на какой-то явно ходибельный контрфорс и уже по нему вышли правее «головы собаки» к вершине.

image 250
Вершина

Смеркалось, мы поменяли записку и решили ночевать на площадке под вершиной, не дюльферяя ниже к видным площадкам под контрфорсом.

image 252
Начало спуска утром после непогоды

Ночь принесла нам еще одну грозу (о которой предупреждал Юрий Юрьевич Арцышевский), которая, к счастью, зацепила Далар лишь краем, оставив нам в подарок только несколько сантиметров снега, но никак не шаровые молнии и прямые попадания разрядов, как обещал нашему наблюдателю внизу начуч… Собравшись под снегом (послушали все-таки Сашу) мы не позавтракав, уминая кошками свежий снег, подошли к месту на контрфорсе, где начинались наши перила к оставленному внизу железу. Ребята съехали вниз, а я разобрал станцию и стал думать как убраться отсюда самому — все было живое и скользкое, оставлять свое железо совсем не хотелось. Тут как раз в разрыв показалось солнце, я глянул в сторону от гребня – вдруг Грузию увижу, но увидел себя! Ну, после такого знака я больше не сомневался – забил молотком блок в щель, обвел вокруг него веревку и на такой точке уехал вниз.

image 255
В режиме Бога

Погода сломалась: начали появляться разрывы в облаках, пробивалось солнышко и мы остановили свой бег и позавтракали у живописного ручейка рядом с роскошным дюльфером на двух шлямбурных крючьях. Далее мы более-менее успешно, надсаживаясь на продергивании длинных мокрых дюльферов, постоянно ища в тумане путь вниз, спустились на снежники под Даларом малым, обогнули его и уже в 7 вечера были на перевале Далар, диком и заброшенном, но с огромным количеством старых площадок под ночевки.

image 267
Вид на перевал Далар из Сванетии

Связи у нас не было уже полдня и я немного волновался, потому что в памятке по связи (нам ее в самом начале выдал Юрий Юрьевич) было написано, что после двух невыходов группы на связь формируется спасотряд… Успокаивало немного то, что в лагере не было народа, способного выйти на спасы на 5Б. Мы достаточно быстро нашли проход по леднику на российской стороне перевала, но тут в дополнение к туману (или облакам?), закрывающему путь, стало темнеть. Ира категорически заявила, что мы сегодня ночуем в лагере, я вспомнил о коньяке, Саша оторвал антиподлипы у своих «Пецлей» и мы устремились вниз.

image 269
Вид на перевал Далар из России

Устремиться-то мы устремились, и сначала все шло неплохо, но потом мы сделали фатальную ошибку – не перешли на левый берег только начинавшей набирать силу реки, и остались на ее правом берегу… Там тоже все шло неплохо, мы даже нашли в темноте туры по морене, потом тропу отмаркированную туриками, потом был совершенно неожиданный дюльфер. Представьте, идет тропа, потом она резко виляет влево и вниз и там видны какие-то веревки. Саша сразу сказал, что это дюльфер, но мы ему не поверили – мы от горы уже в двух часах пути, какие дюльфера! Но Саша, наш провидец-скептик, оказался прав – нас ждала не просто петля, а стационарно закрепленная дюльферная веревка куда-то вниз. Хорошо что мы были в системах (на пути вниз собрали только железо в рюкзаки основное)! Я начал спуск, посередине выяснилось, что на веревке узел, пришлось зависать на схвате и перещелкивать корзинку, хорошо, под ногами оказалась небольшая полочка и проблем с освобождением схвата не было. Мы еще какое-то время радовались спуску, но рельеф становился положе и как-то все страннее (если не сказать страшнее) и страннее. Тут мы наконец-то сняли кошки. Появились какие-то дикие завалы камней, переплетенных деревьями и лианами, под ногами текли ручьи и чем дальше, тем становились эти заросли гуще и местность более дикой. Было уже далеко за полночь, фонарь мой начинал подсаживаться, да и в тумане он светил на несколько метров вперед, совершенно не давая перспективы. Мы продирались вниз, ограниченные справа бортом ущелья, а слева мощной горной рекой и конца этому не было. И если сначала у меня были мысли просто поставить палатку и дождаться утра, то потом они ушли – ставить палатку просто было негде – начались какие-то дивные заливные луга с ручьями вперемешку с участками дичайших зарослей и нагромождения камней. Мы просто ломились вниз, потому что другого варианта у нас не было. Правда, у меня еще была мысль, что мы все-таки в тумане спустились куда-то не туда и то, что мы переходили, не было перевалом Далар, а идем мы где-то в Грузии, а вот уж куда – неизвестно. И когда Саша встал на берегу какого-то озерца (берегом это назвать сложно, скорее кромкой, именно на этом берегу я не удержался и свалился в воду) и сказал, что дальше пути нет, я просто ответил: «Надо идти вперед». Где-то в этот же промежуток времени мы вышли к очень странному объекту: в самых дебрях стоял железный вагончик с деревянной радиоантенной, без окон и с закрытой на замок (врезной!) дверью. Мы было обрадовались, потому что вокруг было полно следов присутствия человека (банки, мусор и т.д), но, как оказалось, рано. Ни дороги, ни тропы от этого вагончика не было! Мы выходили к реке, мы теряли время, ища дорогу, по которой это сооружение сюда привезли, но ее не было! В итоге, мы потянулись вниз, теряя и находя коровьи тропы, переходя ручейки вброд и надеясь на то, что все в этой жизни конечно.

И тут… тут идущий впереди Саша спросил: «Леха, ты огонек впереди видишь?» Я присмотрелся, точно, впереди еле заметный, но однозначно видимый, тлел красноватый огонек! Не фонарь точно, для костра очень мал, что же это такое? Забыв про усталость, мы по азимуту пошли на этот огонек. В ботинках хлюпало, но это уже было неважно, стали попадаться спящие коровы, впереди залаяла собака – мы приближались к жилью! Через полчаса мы подошли к самому прекрасному в мире кошу, у дверей которого висела керосинка! Было около двух часов ночи, мы были мокрые по колено, день наш начался в шесть часов прошлого утра, но мы были счастливы! У дверей нас встретил собачонка чуть ниже колена, и она так защищала свои владения, что будь она покрупнее, нам бы так и не удалось постучаться в двери. Минут через пять в небольшом окошечке появилось лицо хозяина (на все окошечко): все обрадовались, я вдвойне, потому что я узнал водителя, который нас подвозил по пути с погранзаставы (я однозначно понял, что мы все-таки в России)! Несмотря на поздний час, Тынгиз пригласил нас к себе, мол, куда торопиться в такое время, поставил чайник, под бдительным оком жены угостил нас беларуским шоколадом, крекерами, вкуснейшим домашним сыром и айраном и, наконец, самое главное, налил всем по чарке водки! Мир сразу стал мягче и добрее, до лагеря, по словам Тынгиза, оставался час ходьбы, небо растянуло и высыпали ярчайшие звезды, все сомнения развеялись – мы были спасены!

Тынгиз очень восхищался Ирой, говорил, что, мол, его жена ворчит, что много работает, а вот кто на самом деле, много работает! Ну и, естественно поглядывал призывно на Иру… Сытые, немножко пьяные, мы вышли из гостеприимного коша и, как Тынгиз и предсказывал, через час (около четырех утра), подошли к лагерю. Тут нам непременно захотелось разбудить начуча и доложить, что мы с маршрута вернулись и, несмотря на Ирино сопротивление (ей Тынгиз налил меньше чем нам), мы пытались его будить, стучать в дверь, но Юрий Юрьевич не открыл – крепко спал, наверное!

image 270_1
Четыре утра. Мы в лагере!
image 272
Это Тынгиз собственной персоной, на лошади Буян со спасенной альпинисткой на переднем плане

Когда мы взгромоздились на свой второй этаж, нас ждала сонная Оля, приготовленный ею соте и чудеснейшая бутылка коньяка. Тут мы попировали быстренько и легли спать. Ну, а утром, когда мы с Сашей отправились за оставленной в соседнем ущелье палаткой, я вспомнил слова нашего тренера и учителя, Валерия Маратовича Глыбовцева: «Хочешь посмешить Бога, расскажи ему о своих планах!»

Так закончилось наше восхождение на Далар – самую высокую вершину района.

Участники похода:

000060
Ирина Шевернева
000062
Алексей Ларин
000063
Александр Степаненко
image 146
Ольга Желудок

 Автор отчета — Алексей Ларин.

Еще интересные статьи

2 комментария

  1. Добрый вечер!
    Расскажите пожалуйста, почему берут людей на маршруты высоких категорий, которые не работают первыми и дружат с жумаром на протяжении маршрута.

  2. Вопрос поставлен так, что сложно коротко ответить. Если кратко и применяя аналогии: в командах игровых видов спорта есть нападающие, забивающие голы, и защитники, которые их не забивают, но, тем не менее, вносят огромный вклад в общее дело — не дают забивать противнику. В команде альпинистов есть не только первые, есть еще вторые и универсалы, которые могут быть первыми, могут быть вторыми, а есть еще и наблюдатели, которые вообще сидят внизу и глядят на гору в подручную увеличительную технику и могут работать ретрансляторами. Но каждый из участников команды работает на то, чтобы команда взошла. В фильме о восхождении команды Моногарова на Ушбу в 73 году кто-то из участников сказал: «Первому легко идти, лезешь себе без рюкзака, многие первым любили работать…» Я вот его мнение полностью разделяю 🙂 Я предпочитаю ходить первым, но прекрасно понимаю, что без второго и третьего участника восхождение просто не получится. Ну, а про «дружат с жюмаром»: там, где первый дружит с крюконогами и лесенками или фифами и лесенками же, второму с рюкзаком да выбиванием точек как-то кроме жюмара вроде как и дружить не с чем… 🙂

Добавить комментарий