Северо-западный Памир. 2014 год. Маленький рассказ про большое путешествие.

Испытать себя Высотой хотелось давно, но как-то не было возможности. Просто ехать в какой-нибудь МАЛ под семитысячники Киргизии или Таджикистана и ходить в коммерческой группе не то что не хотелось, а, правильнее сказать, такая идея категорически отвергалась. И проблема здесь вовсе не финансового характера. Может я сейчас скажу какую-нибудь чушь или грубость, и меня поднимут на вилы в комментах, но альпинизм как-то странно трансформировался в заполнение клеточек и не высовывания носа дальше альплагерей. В большинстве своём пропал дух путешествий. Альпинисты готовы ездить по несколько раз в одни и те же места и ходить на одни и те же горы по разным маршрутам, закрывая разряды.А часть людей и вовсе платит немалые деньги коммерческим инструкторам, чтоб побывать на какой-нибудь вершине. И обычно, чем выше и известнее вершина, тем больше народа на неё хочет подняться, и тем больше процесс горовосхождения изменяется. Ладно провешенные перила — не все могут лидировать, но и тропят за тебя, и есть готовят, и лагерь ставят, а про то, чтоб самостоятельно думать и принимать решения, речь вообще не идёт.

Я никого не осуждаю, каждый сам решает, каким образом ходить и добиваться своих целей, но меня угнетает отсутствие духа путешествия и какого-то, хоть и маленького духа первооткрытия, пусть и эфемерного. Можно конечно ехать своей спортивной группой и никаким боком не касаться коммерческого альпинизма, но вряд ли заставишь себя тропить параллельно тропе и не пользоваться уже готовыми перилами, да и набор вершин для акклиматизации у всех одинаков.

Многие эти мысли пришли мне в голову в прошлом году во время поездки в Каравшин. Вроде всё классно: и заброска на ослах, и оборудованный базлаг, и гора с красивейшей стеной, и маршрут, где пришлось испытать и муки сомнений, и радость победы. Но хотелось и посмотреть соседние ущелья, и ночевать в новых местах, и не отлёживаться в базлаге в полу-погоду (хотя не буду отрицать, что в этом есть и приятные моменты). Ясно, что нельзя объять необъятное. Труднореализуемо совместить и многодневный поход, и восхождения высоких категорий: тащить на себе тяжеленые баулы с кучей снаряги для лазания и ИТО, чтоб пройти несколько стен, обойти весь район, и чтоб не повторяться, и чтоб всё логично было, и вусмерть не заколебаться. Труднореализуемо, но хочется. По крайней мере, если не в техническом альпинизме, так в высотном.

Вообще, честно говоря, я и к альпинистам то себя не причисляю. Меня всегда больше привлекали туристские походы, а интересные восхождения уже делались в рамках этих мероприятий. Да, так получилось, что прошлый сезон я с друзьями провёл в чистейшей воды альпинистском мероприятии в самом что ни на есть альпинистском районе – Каравшин. И мы даже поучаствовали в чемпионате нашей республике по альпинизму, но какая-то неудовлетворённость от поездки осталась. Видимо это не совсем мой формат «отдыха».
И когда в начале этого года поступило предложение от Сергея Романенкова пойти с турклубом МАИ на Памир мы не раздумывали. Мы – это Михаил Войтюк и Денис Жидков из горно-туристского клуба «Цитадель» города Бреста и минчанин Максим Винчевский из турклуба «Гелиос». Мы и составили белорусскую треть нашей команды.

 

На фоне Памирского фирнового плата и пика Коммунизма.

На фоне Памирского фирнового плата и пика Коммунизма.

 

Мероприятие задумывалось грандиозное: 45-дневный поход 6 к.с. по центральному Памиру с высотными восхождениями и траверсами, и на закуску траверс пика Коммунизма. К сожалению, за месяц до вылета стало окончательно известно, что пропуска в Горно-Бадахшанский АО, в связи с какими-то очередными волнениями в Хароге, нам не светят. В спешке пришлось менять маршрут и вместо центрального Памира идти на северо-западный. А если уж выпало идти в эту часть Памира, то было решено сделать два высотных траверса пиков Корженевской и Коммунизма.

По пути к Корженеве.

По пути к Корженеве.

Отдельно хотелось бы отметить огромный труд, проделанный московской частью команды, в планировании маршрута. Очень тяжело сложить все факторы похода, чтоб получился красивый и логичный маршрут, который сможет пройти команда. Этих факторов очень много, особенно когда надо акклиматизироваться к высотам порядка 7 тысяч метров. Это заезд и выезд из района, и логичный разнос забросок, и правильно построенная акклиматизационная пила, и запасные дни на случай непогоды и отдыха, и аварийные выходы с маршрута, и достижения оптимальной формы перед основными препятствиями. А если учесть, что хотелось ещё и привнести в маршрут некоторые моменты новизны и первопрохождений, то я с трудом представляю, как ребятам хватило сил за несколько недель собрать токай сложный пазл.

Весь поход можно разделить на следующие логические части:
• Занос заброски на ледник Сугран – 3 дня.
• Восхождение на пик Тиндаль (5901) – 10 дней.
• Попытка восхождение на пик Москва (6785) и выход в МАЛ– 13 дней.
• Восхождение на пик Е. Корженевской (7105) – 5 дней.
• Траверс пика Коммунизма (7495) – 9 дней.
• Выход из района – 5 дней.

Все услуги по оформлению разрешений и пропусков нам оказывала фирма Памир Пикс. Они же занимались логистикой и организовывали нам вертолётную заброску продуктов в МАЛ на Москвина. Так как наша группа первая заезжала в район (в принципе, и последняя выезжала), то с погранпропусками возникла какая-то накладка и мы потеряли в Джиргитале сутки времени, ожидая решения нашего вопроса возле ворот заставы. Ситуацию осложняло то, что на днях произошёл какой-то вооружённый инцидент на границе с Киргизией, и нас под эту дудку не хотели пускать. А может просто хотели денег. Но ребята из Памир Пикс молодцы – после бесчисленного количества звонков в Душанбе, нам все-таки разрешили ехать.

 

Низовья Памира.

Низовья Памира.

 

Низовья Памира.

Низовья Памира.

 

Очередная заброска.

Очередная заброска.

Из Девшара через перевал Ташлык (2Б, 4608) и Шигазы (2Б, 4640), попутно сходив по гребню на пик Руслан (5095) мы спустились в долину реки Шигазы к подножию одноимённого ледника.

140

Идём на перевал Ташлык.

Жумаринг.

Жумаринг.

160

Гребень пика Руслан.

Дальше наш путь лежал через ледопады этого ледника на перевал Тиндаль (3Б, 5170).

170

Наш шатёр на фоне пика Тиндаль.

За два дня преодолев огромный ледопад, мы наконец-то выбрались на гребень Тиндаля, а оттуда за день сходили на вершину Тиндаль (5901).

180

Разрывы ледопада при подъёме на гребень Тиндаля.

190

Разрывы ледопада при подъёме на гребень Тиндаля.

200

Трещины в ледопаде.

210

Прохождение закрытых трещин на леднике.

220

Восхождение на пик Тиндаль. Рассвет.

Информации о более ранних восхождениях на эту вершину мы не нашли, так что скорее всего это было первое восхождение. Пик Тиндаль находится немного в стороне от хоженых мест, да и подходы через ледопады интересны только истинным мазохистам, таким как мы. Для себя мы классифицировали наш маршрут как альпинистскую 4А.

230

Восхождение на пик Тиндаль. Гребень.

240

Восхождение на пик Тиндаль. Предвершинная башня.

Спускаться с перевала вниз по кулуару мы не рискнули и решили траверснуть гребень до цирка нашего следующего перевала. Путь, длиною 2-3 километра, получился очень красивым и интересным.

260

Красивый гребень с карнизами.

Перевалив через простенький перевал Тамара (1Б, 4570) мы вышли к нашей заброске на леднике Сугран. В тот же день у нас сломался спутниковый телефон, и мы остались без связи. Но ещё долгих несколько недель мы по очереди пытались его включать, надеясь, что он заработает.
В верховьях ледника Сугран мы оставили часть продуктов на путь до МАЛа и начали подъём к подножию нашей следующей цели – пику Москва (6785). Но идеальная погода, стоявшая две недели, начала портиться, и на 5200 нас завалило снегом. Пришлось два дня пережидать ненастье. На третий день развиднелось и, утопая в снег и лавируя между трещинами, мы поднялись на 5900.

270

После непогоды на леднике Сугран.

280

Подъём на пик Москва.

Отсюда нам предстояло идти на вершину. На следующий день, почти дойдя до перемычки (6110) пика Москва и Советского Государства были вынуждены остановиться. Одному из участников второй день тяжело дышалось и болело горло. Сказалась двухдневная отсидка на высоте и следующий напряжённый день. После осмотра пришли к выводу, что у него возможен фаренгит и, так как с воспалительными процессами на высоте не шутят, то решили вернуться в лагерь. В лагере после долгих обсуждений и взвешивания всех за и против решили идти вниз и делать днёвку, т.к. на 6-ти тысячах выздороветь нереально.

290

Перемычка 6100.

300

Снежный мост.

310

Распутываем ледник.

После днёвки самочувствие заболевшего улучшилось, и мы решили продолжать дальнейший маршрут. Перевалив через перевал Наблюдений (3А, 5470) и Шапак (2Б, 5397) мы вышли к слиянию с ледником Фортамбек. Эта была одна из самых низких точек маршрута – «всего» 3270 м. Здесь мы устроили полуднёвку.

320

Седловина перевала Наблюдений.

330

Спуск с перевала Наблюдений.

350

Лунный свет и горы.

360

По пути к Фортамбеку.

370

Отдых перед ледником Фортамбек.

Отдельно хотелось бы рассказать о концепции таких продолжительных путешествий: чтобы много ходить – надо много отдыхать. Нельзя на протяжении полутора месяцев ежедневно идти в ритме надрыва, потому что в конце концов можно себе что-нибудь и надорвать. На протяжении всего маршрута мы старались равномерно ходить не более 8 часов в день. При этом, по возможности, делали горячие обеды и устраивали часовой послеобеденный отдых. Это не значит, что нам не приходилось выходить затемно и уже в сумерках ставить лагерь, но это случалось редко. Основной идеей было – не перенапрячься. И мы постоянно повторяли друг другу, что сюда «мы отдыхать приехали».
Из-за неудавшегося восхождения на пик Москва у нас нарушился график акклиматизации и пойти на траверс Корженевы мы не решились, т.к. возможная неудача, полностью лишала нас шансов пройти траверс Коммунизма – нашу главную цель. Поэтому на пик Корженевской было решено идти по классике с МАЛа.
Придя в базлаг, мы впервые за 25 дней увидели людей. Очень мало автономных команд путешествует по Памиру, в основном все горовосходители летят на поляну Москвина, где есть все блага цивилизации: баня, столовая, Интернет. Это плюс, но это же и минус. Цельность путешествия нарушается, оно как бы делится на отдельные участки: вершина – лагерь – вершина – лагерь.
Отдохнув в МАЛе и перебрав вещи, мы вышли на восхождение на пик Евгении Корженевской (7105) по классическому маршруту Цейтлина. Погода стояла идеальная, большинство народа сюда уже сходили и сейчас были на Коммунизма.

380

Верхний лагерь на Корженеве. Погода идеальная.

С верхнего лагеря на 6400 до вершины мы поднялись за 4 часа и решили в тот же день не спускаться, а для акклиматизации ещё раз переночевать на этой высоте.

390

Подъём на пик Е. Корженевской. На заднем плане пик Коммунизма.

400

Белорусская часть команды на вершине Корженевской.

Спустившись в МАЛ узнали, что через несколько дней обещают существенно ухудшение погоды. Но особого выбора у нас нет: наш путь домой теперь лежал через Коммунизма. Отдохнув, перепаковав рюкзаки и взяв с собой продуктов на 12 дней, уходим на подъём по классике – маршруту Бородкина.

410

Отдых в МАЛе.

420

Выход с МАЛа на Коммунизма.

Первые проявления непогоды начались в тот же день к вечеру. Этот и следующий день встречаем спускающихся с горы альпинистов. Все, видя надвигающийся фронт, бегут, в прямом смысле этого слова, вниз. На второй день восхождения от хорошей погоды не осталось и следа: снег, ветер, плохая видимость. С трудом пробиваемся на Памирское фирновое плато и ставим лагерь. Всё. Мы на Горе одни. Все ушли вниз, через два дня последний вертолёт из МАЛа. Уже конец августа и кто не сходил в этом сезоне, тому уже не успеть. Но мы то к вертолёту не привязаны и спокойно два дня пережидаем непогоду на высоте 5900, чтоб далее, через пик Душанбе, выйти на гребень Коммунизма.

430

Приближается непогода. Ребро Бородкина.

440

Отсидка на Памирском фирновом плато.

За время непогоды выпало очень много снега, и если бы не снегоступы, то вряд ли мы смогли бы подняться на Душанбе. В хорошую погоду и при наличии тропы подъём с ПФП в штурмовой лагерь на 6900 занимает один день. Но так как снега у нас по развилку, то нам пришлось сделать промежуточную ночёвку на 6600.

450

Памирское фирновое плато после непогоды. На заднем плане пик Корженевской.

460

Ночёвка на пике Душанбе. На заднем плане «лопата» Коммунизма.

 В штурмовой день погода идеальная, но утром очень холодно. Мы, быстро собрав лагерь, выходим в сторону «лопаты» — предвершинной башни Комунизма, с нетерпением ожидая, когда наконец нас осветит солнышко, прячущееся за Горой. За два солнечных дня снег немного слежался, но всё равно тропёжка по колено, а иногда и по пояс. К обеду вышли на гребень и с облегчением скинули рюкзаки. Отсюда просматривается путь нашего дальнейшего спуска по ребру Абалакова. С этого места до вершины налегке мы дошли за час.

470

Перед выходом на гребень Коммунизма.

480

Предвершинный взлёт на гребне Коммунизма.

490

На вершине пика Коммунизма. Жидков Денис и Михаил Войтюк.

Насладившись видами спускаемся к рюкзакам и уходим на наше ребро. Сейчас главное — максимальный сброс высоты. На спуске часть команды надолго запутывается в сплетении трещин. Приходится снова ночевать практически на семи тысячах. У нескольких человек явные признаки начинающегося отёка лёгких. Почти у всех сильный кашель. По полной подключаем фармацевтику и начинаем лечение. Худо-бедно, но ночью спим.

500

Разрывы на спуске.

510

Спуск по ребру Абалакова.

520

Спуск по ребру Абалакова. За спиной пик Коммунизма.

Утром продолжаем спуск по снежной части ребра до первых скал. Далее гребень становится круче и более разрушенным, начинаются дюльфера. За день не успеваем спустить до намеченного выполаживания на 5400. Но чудесным образом находим рядом с гребнем полку, подровняв которую, мы кое-как смогли на ней разместиться в спальниках, пристегнувшись к перилам. GPS показывает почти 6000, у всех чувствуется усталость, слишком долго находимся на высоте. Да и силушки уже столько нет, как в начале похода. Очень повезло с безветренной погодой, т.к. наш шатёр здесь поставить негде.

530

Скальный участок ребра Абалакова

540

Скальный участок ребра Абалакова.

550

Спуск по ребру Абалакова.

560

Полка на спуске, где мы заночевали.

Половину следующего дня продолжаем дюльферять по ребру, а затем по снежно-ледовому склону спускаемся в цирк и через несложный ледопад за несколько переходов выходим на ледник Ошанина. Всё траверс пройдён! Осталась дорога домой и продуктов на 3 дня.
И здесь нас ждало огромное разочарование. Ледники Ошанина и Бивачный, казавшиеся нам сверху ровными и быстро проходимыми, оказались, как будто пропущенными через мясорубку. Лучше всего их состояние характеризует слово, которое я не могу здесь написать, но его суть передаёт этот кальгаспор фаллической формы.

570

Кальгаспоры на леднике Ошанина.

580

Ледник Бивачный навевает отчаяние.

Тот путь, который 25 лет назад у предыдущей команды занял несколько часов, мы шли полтора тяжелейших дня, продвигаясь с черепашьей скоростью. Когда мы вышли на ледник Федченко, то бодрости духа у нас уже практически не осталось, и похожи мы были на грязных оборванцев. К этому моменту продуктов у нас осталось на полтора дня, две верёвки из трёх были перебиты, горелки уже не работали, спасала варочная титановая печка, работающая на мусоре. А ещё нас волновало не количество продуктов и потрёпанный вид, а отсутствие связи с домом, т.к. сроки выхода с района, переданные нами из МАЛа, уже поджимали, и за нас сильно переживали.

590

Продираемся через ледники Ошанина и Бивачный.

600

Продираемся через ледники Ошанина и Бивачный.

610

Продираемся через ледники Ошанина и Бивачный.

По грандиознейшему леднику Федченко, за пол дня пройдя 18 километров, мы вышли к заброшенной гидрометеорологической станции. Спасибо тем добрым людям, которые оставили на станции крупы и печенье, это нам очень помогло.

620

Ледник Федченко.

630

Метеостанция на леднике Федченко.

640

Наша потрёпанная команда в последние дни пути.

С ГМС мы свернули на перевал Кашалаяк и по леднику РГО через два дня вышли к верховьям кишлака Ванч. Тут нас уже ждала машина, поход закончился.

650

Туман на леднике Кашалаяк.

660

Преодоление трещин.

Разрушенный мост через реку Ванч

Разрушенный мост через реку Ванч

Вот такое путешествие получилось у нас этим летом.

Немного справочной информации о походе:
Район похода: Северо-Западный Памир.
Вид туризма: горный.
Категория сложности: шестая.

Пройденное расстояние – 281 км.
Суммарный набор высоты – 21976 м.
Ночёвок выше 5000 – 13.
Ночёвок выше 6000 – 6.
Количество дней – 45.

Состав команды: Артемов Иван, Винчевский Максим, Войтюк Михаил, Воробьев Алексей, Жидков Денис, Потапенко Андрей, Романенков Сергей (рук.), Рыкалов Петр, Холодов Евгений.
Фото 700

Автор: Жидков Денис.
Фотографии: Романенков Сергей, Потапенко Андрей.

Немного дополнительных материалов:

Рассказ для РИСКа на номинацию лучший Outdoor-проект 2014 года:
http://www.risk.ru/blog/203555

Фотоотчёт по походу в 3-х частях:
http://www.risk.ru/blog/203279
http://www.risk.ru/blog/203303
http://www.risk.ru/blog/203420

Маленький видеоролик о походе:

1 комментарий

ЗдОрово! Молодцы! Заслуживает уважения.

Добавить комментарий