Памир – 2016 или почему беларусов в холод тянет

В 2013 году на Тянь-Шане, стоя на перестежке 7-ой веревки, уворачиваясь от камней, летящих со скал у перевальной седловины Джеты-Огуза (2Б), стуча зубами от холода, я раз 50 сказала: «Больше в такие трудные походы не пойду!» Но после этого был суровый майский Эльбрус с непогодой, заставшей нас на вершине, и холодной ночевкой на седловине; была технически сложная Дигория; была «четверка» на Алтае с нехоженым перевалом Урусвати и Белухой, где за 5 дней выпала почти месячная норма осадков. И как же здорово, что я не офицер, самурай или какой-нибудь английский джентльмен, которые должны держать свое слово. Я девочка, поэтому могу хоть тысячу раз говорить «не буду-не пойду». И, если при подъеме на Белуху, тропя по пояс в снегу, я бормотала: «Не хочу больше снега – следующим летом в Крым!», то на спуске уже обдумывала «пятерку» на Памир. Дело оставалось за малым – уговорить папу, ходившего «шестерку» и водившего «пятерку», взять на себя руководство – но это легко, чего не сделаешь для любимой дочки.

Автор: Катя Шипунова

Идти просто на пик Ленина мы не хотели: жалко отдавать столько времени и средств на то, чтобы увидеть только небольшой кусочек района. Опять же, где известная вершина, там и толпы туристов, коммерческих и не очень. Да и вершина во всех походах у нас оставалась «на сладкое», если погода будет умничкой и мы пройдем маршрут без заминок. Привлекал нас район восточнее пика Ленина с гигантскими и величественными ледниками Дзержинского, Большая Саукдара, Уйсу, Октябрьский. Туда, после длительной подготовки, поиска немногочисленных материалов, обсуждений и корректировки маршрута с членами республиканского МКК, мы и направились.

Опустим лирические отступления и эмоции по поводу возвращения в любимый Кыргызстан, посещения Ошского рынка и дороги до погранзаставы Бордоба, откуда начинался наш маршрут. То, что поход будет жестким, мы понимали, но и осознали это буквально с первых минут. Старт был дан с высоты 3500 (для сравнения на Алтае начинаешь с 800 метров над уровнем моря), благо, что все участники группы в прошлом году поднимались в район пяти километровой отметки и выше. Рюкзаки по 35-45 килограммов (заброска на линейном маршруте не предполагалась) тоже не прибавляли энтузиазма. Зато его прибавляли окружающие пейзажи – ребята, мы на Памире!!!

Группа в полном составе

Группа в полном составе

Долина р. Атджайло

Долина р. Атджайло

На леднике Атджайло

На леднике Атджайло

Под перевальным взлетом

Под перевальным взлетом

Пройдя несложную разминочную «единичку Б», мы оказались на леднике Атджайло-2, окруженные стеной внушительного вида, и именно на нее нам предстояло подниматься. Километровый перевальный взлет, состоящий из ощетинившегося льда, вот что нас отделяло от перевальной седловины 30 лет Победы. Преодолеваю очередной бергшрунд,  часть снежного моста обваливается, слышен хрупкий звук раскалывающегося в полете льда. И все. Этот звук просто растворяется в черноте трещины, не достигнув дна. И эта бесконечная чернота заставляет крепче вцепиться в жумар и действовать быстро. Я видела много трещин в других горах, но тут, на Памире, совершенно другие масштабы! Вот со склона сползает мокрая лавина и обрушивается с края разлома в двух метрах от нашей первой связки. Хватанули стресса.

Ставим палатки на «крыше» одного из серраков, из-за плохой видимости идти дальше не представляется возможным. За день мы набрали 700 метров, но между нашей стоянкой и седловиной верхняя ступень ледника – лабиринт из разломов, отколовшихся глыб и голубоватого льда. Путь в этом хаосе вышли искать наши разведчики на следующее утро – нашли! А я, дежурная, к этому времени уже одержала победу над не желающим вариться рисом. Завтрак готов, съеден и солнце, так ярко светившее ранним утром, было проглочено, видимо, вместе с рисом. Погода начала портиться, пройдя три веревки между разломами, мы и вовсе оказались в «молоке»: видимости 3 метра, жуткий пронизывающий ветер и в памяти очертания хребта – туда и направляемся. Окопались под самым хребтом.

Не пускает! Не пускает нас перевал. По плану мы должны были взять его три дня назад. Лежу в палатке на сто метров выше седловины, но все же это не сам перевал. Палатку колошматит в разные стороны. Ветер поднимает поземку и забрасывает ее под подог. Ветер выхолаживает накопленное с таким трудом тепло. Сочувствую дежурным – после полутора часов готовки, кажется, что снег у них течет по жилам.

Лирическое отступление. Прекрасное время ночь! Время, когда уставшие кусочки твоего тела могут рассыпаться по спальнику и получить заслуженный отдых. Стертые ноги наконец выбрались из темноты ботиночных "хрущевок" и барствуют в восточных хоромах шерстяных носков. Синяки на бёдрах и голенях мирно спят в мягкой термухе, а потная ходовая рубашка уступила место тёплому свитеру. Ты мысленно сворачиваешь карту-схему похода, ставишь её в спец.отсек до завтра. А из потайного ящика своего подсознания вытягиваешь светящуюся картину фантазий. В горах мне снятся самые яркие сны! По 5-10 сюжетов за ночь! Экшн в стиле Люка Бессона сменяет фантастические приключения на морском дне. Потом я просыпаюсь от резкого порыва ветра. Пытаюсь разлепить сгоревшие губы. Больно - ничего не получается. Тогда я тихонько начинаю облизывать языком правый уголок губ, потом постепенно пробираюсь к середине - смачиваю каждый сантиметр слюной. 2 минуты и я могу открыть рот. Делаю глубокий вдох, переворачиваюсь на другой бок, губы снова склеиваются, но начинается ванильный мими-сон про "негоже такой лошади и без прЫнца"! А утром вставать...я дежурная! Да какое это утро, 3 ночи? Кто объявил такой ранний подъем? Я? Зачем? Какая я вчера была тупая! А сегодня расхлебывай! Но потом возвращается сознание, что все сделано правильно! Что сборы на высоте при диком холоде и ветре занимают не менее 3,5-4 часов. Что если хочешь сегодня взять перевал, то вставать нужно именно в 3! Напяливаешь на себя ВСЁ, почти со слезами оставляешь спальник, открываешь палатку! Первые минуты тяжело дышать от порывов ветра, пытаешься разжечь горелку, отдираешь от снега вмёрзшую скороварку. Почти плача думаешь: "Почему именно моё дежурство выпадает на самые холодные высотные ночёвки?" Потом смиряешься, садишься нахохлившись у горелки и начинаешь топить снег...а потом наступает лучшее зрелище!!! РАССВЕТ! И ты принимаешь его как награду за все усилия! Потому что ты ЕДИНСТВЕННОЕ живое существо, которое среди этих громад видит рождение нового дня!

Подъем на пер. 30 лет Победы

Подъем на пер. 30 лет Победы

Лавина, сошедшая прямо перед нами

Лавина, сошедшая прямо перед нами

Утреннее дежурство

Утреннее дежурство

Ледник Уйсу

Ледник Уйсу

Однако дальше горы на пару дней потеплели к нам: утром взяли перевал, бросив пару веревок, спустились на Уйсу, причудливый глетчер с лесом столбиков-кальгаспор и бурной рекой прямо на теле ледника. Налюбовались Памирскими красотами, цветными горами, величественными снегами. Через пару дней стояли под перевалами Уйсу Южный и Уйсу Северный. Тут погода, передохнув, снова взялась за нас: готовили уже в палатках, даже наш драгоценный MSR Reactor отказывался работать на улице. Ночью температура падала до -25. Но отсиживаться времени нет. Как только становится сносно, выдвигаемся дальше. Подъем, седловина Уйсу Северного, спуск на ледник Октябрьский - все проходит четко. Всё, до момента установки лагеря…сильный порыв ветра подталкивает незакрепленный свернутый тент от палатки, тот набирает скорость, скользя по снегу, и улетает вниз метров на 50, останавливается, мы выдыхаем. Очередной порыв ветра и тент соскальзывает в здоровенную трещину. Таким образом одна из палаток остается «голой» на высоте более 4500 метров, а впереди ледники Большая Саукдара и Дзержинского. И вот мы стоим перед выбором, как тот чувак из русских народных: на лево пойдешь – коня потеряешь… Так вот направо у нас громадное оледенение, из которого самый простой выход – через вершину Раздельная (6100м), о пике Ленина вопрос снялся автоматически. Прямо – день хода вниз с ледника Октябрьский до Памирского тракта и окончание похода. Налево – изменение маршрута: переход через перевал Уйсу Южный, перевал Седло (3 А, по которому вообще не смогла найти материалов в глобальной сети, только название на карте Лапина) и выход к заставе Бордоба еще через одну тройку А – перевал СК Янтарь.

Долго думали-решали, завернув палатку в отрез тентовой ткани, и сошлись на последнем варианте. Заканчивать поход не хотелось, а идти туда, откуда до ближайшей цивилизации 3-4 дня ходу, было опасно – вдруг непогода?  А у нас 1,5 палатки на шестерых. 

Пострадавшая палатка

Пострадавшая палатка

Спуск с пер. СК Янтарь

Спуск с пер. СК Янтарь

Дюльфер с безымянного ледника

Дюльфер с безымянного ледника

image027

Дюльфер с безымянного ледника

Спуск в пер. СК Янтарь

Ледник Октябрьский

Ледник Октябрьский

Дальше все пошло как по маслу: погода стояла, за редким исключением, шикарная, перевал Седло, подъем который мы просмотрели еще перед Уйсу Северным, оказался довольно логичным, интересным и не выматывающим. Немного стресса к адреналину подлил  СК Янтарь: снег на спуске оказался нехорошим, поэтому пришлось провешивать веревки, аж 14 штук. Но, на то это и «пятерочный» перевал, чтоб с ним заморочиться.

По итогу, от Памира я в восторге! Как с этетической точки зрения, так и с технической, спортивной и психологической. Было сложно, но всегда хватало сил и энергии двигаться дальше. Пройдено 6 перевалов, из которых 3 «тройки А». Жалко, что из-за досадной оплошности с палаточным тентом не прошли первоначальный заявленный маршрут, но на те ледники я еще вернусь.
Прошло 2,5 месяца после того похода, в голове уже все улеглось, поэтому предоставлю вам свои ТЕ эмоции, самые чисты и правильные. То, что я написала вечером после прохождения СК Янтарь (да, сама не понимаю, откуда еще были силы что-то писать):

«Один шаг и два вдоха. Широта твоего взгляда - серый фирн под ногами и кошки: леваяй-правая-левая... А в них замёрзшие пальцы. Остановка. Вскидываю голову - где же это чертово солнце? А оно зацепилось за скалы наверху. Сколько можно там висеть? Я иду в термухе, свитере, пуховке - мне холодно! Через полчаса, когда солнце все же снизойдёт до нас, я не буду знать, куда себя девать от зноя, сняв с себя почти все возможное. 5000 метров! А впереди спуск - 890 метров - 14 верёвок - нормальный такой перевальный взлёт! Что я тут делаю? Я же девочка! Я должна быть милой, ухоженной, должна писать глупые статусы в ВК и хотеть на море, я должна капризничать и пить коктейли». 

Все будет! Через неделю я снова встану на каблуки и закрашу тональником обгоревшее лицо... а сейчас я не девочка! Сейчас я Крутой Уоккер! Я взяла перевал, который могут взять единицы парней! И пусть я 17 дней сплю на ледниках, пусть я установила рекорд по "чистоте" - 20 дней не мыла голову. Если кто-то скажет "фу, негигиенично" – ну вас! Здесь все стерильно! А главное - стерильны ваши мысли! Я вам скажу, что Памир - это проверка, это сурово! Это не Кавказ, одаривающий вас грибами и ягодами во время днёвки. Это не Алтай, со своими мистическими местами и озёрами, полными туристов в кедах! Это не Тянь-Шань, где от непогоды вас укроют Тянь-Шанские ели и согреют горячие источники. Мой Памир - это мощь и отсутствие жизни: нет людей, нет животных - тишина, звенящая ледяная тишина белых просторов. За 20 дней я видела только полуживых стрекоз и изредка черных птиц, жующих этих стрекоз. И как же я на 13й день похода радовалась какашкам! Это означало, что в этих горах есть кто-то, кроме нас! Даже если это были всего лишь сурки! Знаете, что я поняла? 

Это место не для девушек... а если ты пришла сюда, забудь половую принадлежность, стань суровой, как весь этот край - иначе никак! 

И ещё... здесь нужно официально разрешить ругаться матом всем девушкам, даже самым милым и юным леди! Потому что тут великолепие...но пипец какое труднодоступное великолепие!!!”

До и после....

До и после....

Еще интересные статьи

2 комментария

Хорошо автор пишет) Удачных восхождений и новых эмоций)

я бы даже сказал, прекрасно пишет )

Добавить комментарий