Loading...
История

ПЕРВОПРОХОДЦЫ

Статья опубликована в журнале «Падарожник» №4 (28) 1998 г.

И. Герасимович, мастер спорта, председатель Совета ветеранов спортивного туризма.

Наша республика всегда славилась своими спортсменами и туристами, неугомонными энтузиастами путешествий, отправлявшимися в далекие края, на высокогорья и тайгу. Бурные реки, туманные ущелья, величественные ледники, бескрайние степи – чего только не повидали на своем туристком веку наши земляки. «Куды ні трапяць беларусы!» —  восклицал известный народный поэт [Якуб Колас – прим. ред.]. И эти слова справедливо следует отнести к белорусским туристам минувших лет. Да, именно они стали для последующих поколений первопроходцами.

Пик развития спортивного туризма во всех видах в нашей республике пришелся на 70-80-е годы двадцатого столетия. Тогда десятки, даже стони групп совершали сложные в техническом отношении походы и экскурсии в тысячах километров от родных стен и привычных условий. Это были настоящие экспедиции,  путешествия, полные духа романтики, чувства опасности, значимости, гордости за преодоление всех этих трудностей, и, конечно, неистребимого превосходства над всеми прочими, кто нигде не бывал и ничего не видел…

Не раз случалось, что белорусы представали в тех дальних краях чуть ли не первыми европейцами. Особенно в специальных экспедициях 20-30-х гг., посланных волей индустриализации для разведки полезных ископаемых. Не обошлось-таки без геологов белорусов открытие новых месторождений золота и редких металлов тех очень-очень удаленных сибирских краях, на Чукотке, Камчатке, Сахалине. Их книги, отдельные статьи и очерки [которые мы, в рамках нашего проекта по истории экстремальных экспедиций  будем искать и публиковать – прим. ред.], опубликованные позднее дневники, топографические и маршрутные съемки, зарисовки не раз служили базовым материалом для позднейших организаторов и руководителей туристских групп, впоследствии разрабатывавших уже доступные, но разные по сложности новые маршруты. А в 1972 г. Тот опыт лег в основу создания единой спортивной классификации СССР, в которой туризм занял достойное место. Да, чтобы пройти в сложных походных условия по совершенно незнакомой местности – признайтесь, надо иметь действительно универсальную спортивную подготовку и навыки настоящего путешественника. Так в Беларуси появились первые мастера спорта по туризму.

Настоящий спортсмен отдает своему делу лучшие дни и часы жизни. Лишь тогда можно претендовать на призовые места, медали, наконец, на имя. Подобно и в туризме, с той лишь разницей, что здесь соревновательный заряд, ощущение возможности одоления, азарт странствий охватывает чуть ли не всю жизнь. Это не «болезнь», это состояние души. А отсюда открывается, например, дорога в геологи, даже весьма именитые, вплоть до лауреатов. И таких немало среди белорусов, в прошлом туристов, любителей попутешествовать. Например, уроженец Копыля, И.Е. Драбкин в 1948 г. прославился открытием и последующей разработкой месторождений золота в бассейне реки Колымы и Чукотском крае. А в Индигирском бассейне золотоносные руды были найдены другим нашим земляком, родом из Могилева, С.Д. Раским. П.И. Скорняков, тоже могилевчанин, стал в те же пятидесятые годы первооткрывателем золотых рудников в пос. Ягодный Магаданской области. И этот список можно продолжить именами белорусских геологов, отмеривших не одну сотню сибирских километров в поисках «драгметаллов», олова, молибдена, урановой руды. Например, житель Лунинца, Н.И. Чемоданов открыл оловянные руды и золото на Чукотвке. Еще в 1928-1930 гг. уроженец Беларуси С.Д. Раковский и уже упомянутый И.Е. Драбкин участвовали в одной из первых специализированных экспедиций под руководством известного ученого Ю.А. Билибина. И поныне стоит на вечной мерзлоте, за Полярным кругом, поселок Билибин с атомной электростанцией.

Именно изучение походных материалов тех времен и давало прекрасные возможности для разработки туристских маршрутов в те неведомые широкому кругу места. Хребет Черского, Сунтар-Хаята, Момского… Многим они были известны лишь по школьной карте. Но вот за дело взялись наши «первопроходцы» — мастера туризма. Леонид Голубовский кропотливо исследует «фактуру» будущих походов в те совершенно незнакомые дали.

Практически впервые для нас открываются просто потрясающие походы высших категорий сложности. Голубовский первый идет по Сунтару и Момскому хребту, добирается до Корякского хребта и Чукотки. Здесь же, включая Колымский и Магаданский края, бывает и автор этих строк. А вот другой наш ветеран – Владимир Ганопольский. Мало кто мог (да и сейчас может) отважиться на лыжный поход по зимнему хребту Черского, да еще с восхождениями на его высочайшие точки. Кроме того, прокладка нового маршрута по Усть-Нерскому нагорью. Вот это экспедиции! И все он – Владимир Ганопольский. Да и другие не только заслуженно получали звание мастеров, но и навсегда увековечивали знакомые белорусские имена и названия, нанося их на карту, где совсем недавно перевалы, долины, ущелья и другие объекты были безымянными. Перевалы Белорусских партизан, Минчан, Раковского, Машерова, Зубр теперь прочно вошли в общий классификационный туристический перечень.

В поселке Усть-Нера, что на маршруте по Момскому хребту, есть музей в честь нашего земляка С.Д. Раковского. Здесь в 1983 г., совершая сложнейшие восхождения и переходы, побывала группа белорусских туристов. В музейной книге отзывов осталась подтверждающая запись, на стене – официальный спортивный вымпел.  Есть фотографии наших «первопроходцев» и в других сибирских музеях, которые создавали местные жители именно в честь героев-гостей. Не раз в местных газетах публиковались материалы о белорусских спортсменах-туристах, о новых маршрутах и экспедициях. И не только чисто спортивный интерес приводил их сюда. Неоднократно выполнялись поручения нашей Академии наук, Якутского геологоразведочного управления. Например, составлялись подробные схемы вновь открытого месторождения оловянных руд в долине реки Ниткан (хр. Сунтар-Хаята), горного хрусталя у перевала Атласова (хр. Черского). А в долинах Момского хребта белорусские туристы нашли кости доисторических животных – мамонтов. И так – до Арктических берегов. Примером совершенно уникального восхождения в этих суровых условиях является подъем на высшую точку Сунтар-Хаята (90 ледников!) – Мусс-Хая (Ледяная гора). Другой покоренной нашими «первопроходцами» вершиной стала гора Берилл (интересно, что в 1940 г. Этой точке было присвоено имя Берии; всего пара букв – и сущность изменена коренным образом). С нее спускается ледник длиной семь километров. На нем – настоящее чудо природы: в хорошую погоду прямо изо льда бьет фонтан.

Сколько десятков и сотен тысяч шагов по этим труднодоступным и нехоженым местам… Какие чудные и загадочные пейзажи, почти лунные ландшафты! И все это укладывается в обыденное казалось бы слово: «маршрут высшей категории». Причем не просто, а новый маршрут. Участие белорусских спортсменов-туристов в тогдашних чемпионатах не раз приносило им золотые и серебряные медали именно на этих сверхсложных трассах. Потом эти тропы «первопроходцев» становились доступными всем любителям путешествий (конечно, не без походных трудностей). Рекомендациями и описаниями, картосхемами стали пользоваться впоследствии новые поколения туристов из многих городов и стран. И везде: в горах Чукотки, на вулканах Камчатки, бурных реках Хабаровского края – встречаются «наши следы» .

Сегодня известные экономические трудности не позволяют пускаться в такой далекий путь. Практически невозможно самостоятельно организовать экспедицию, даже с явной пользой своему Отечеству. Так что время настоящего туризма ушло? И ко всеобщим услугам комфортные и беззаботные поездки «куда желаете», лишь бы деньги? Нет, чувство далекой и неизведанной дороги никогда не умрет в человеке. То, что везут, — груз; то, что идет, — человек. По-настоящему любоваться природой может лишь проделавший к ней трудный путь. С удовольствием отдыхает лишь человек, уставший от труда, тяжкого, но необходимого. Он действительно живет. И время настоящих туристов-первопроходцев вновь придет! Да, собственно оно и не проходит. Просто у многих отпало желание (или необходимость) писать об этом, делать отчеты, как в прежние времена. Что ж, современность формирует иные требования. И все же без обращения к прошлым делам, без воспоминаний о былых походах и экспедициях практически невозможно подготовиться к настоящему путешествию…

Добавить комментарий
Выбор редакции